Уссурийский белогрудый (гималайский) медведь

Большеухие, с характерным рисунком белого цвета на груди, гималайские медведи проявляют чудеса сообразительности в природе и в неволе.

Систематика

Русское название — гималайский медведь, белогрудый медведь, черный уссурийский, или черный гималайский медведь
Латинское название — Selenarctos (Ursus) tibetanus
Английское название -Asiatic black bear, Manchurian black bear
Отряд — хищные (Carnivora)
Семейство — медвежьи (Ursidae)
Род — Selenarctos (Ursus)

Одни систематики относит гималайского медведя к роду медведей — Ursus, другие выделяют в отдельный род — Selenarctos. Латинское название рода Selenarctos переводится как «лунный» медведь и указывает на белую отметину на груди, похожую на лунный серп.

Выделяется 7 подвидов гималайского медведя. Подвид Selenarctos tibetanus ussuricus, обитающий на территории России, самый крупный.

Статус вида в природе

Некоторые подвиды гималайского медведя внесены в Международную Красную книгу. Белогрудый медведь (S. thibetanus ussuriсus) — подвид, обитающий в нашей стране, в 1983 г. был внесён в Красную книгу СССР, но с 1998 г.- охотничий вид. Однако этот зверь весьма чувствителен к хозяйственной деятельности человека (вырубка лесов и исчезновение старых деревьев), поэтому в настоящее время снова стоит вопрос о включении в Красную книгу и мерах по его охране.

В целом вид внесён в Международную Красную книгу в категорию видов, которые с большой вероятностью могут исчезнуть в ближайшем будущем — CITES I, IUCN (VU).

Вид и человек

На протяжении всей истории медведи зачаровывали, развлекали человека, наводили на него страх и поэтому были окружены определённой таинственностью. Тибетское название гималайского медведя — «мети», и есть мнение, что отпечатки его следов и почтительное отношение к нему местного населения являются основой для создания легенд о «снежном человеке», или «йети».

Медведь — герой множества сказок, преданий, легенд. Именно гималайский медведь изображен на гербах города Хабаровска и Хабаровского края.

На медведей всегда охотились ради шкуры, мяса и желчи, которая в Китае до сих пор является огромной ценностью и используется в народной медицине. Но охота на медведя трудна и опасна, и местные жители, собираясь добыть этого зверя, никогда не называют его «медведем», считая, что услышав своё имя, он может разгадать их дурные намерения. Тибетцы в таких случаях называют медведя «сипанг», что означает «беда», веря, что это слово убережет их от зубов и когтей самого сильного зверя Гималаев.

Гималайский медведь менее опасен для человека, чем бурый. Случаи нападения медведей на людей несомненно имеют место, однако, чаще зверь бросается в паническое бегство едва почует человеческий запах. Разве что когда ранен, он, защищаясь, контратакует своего обидчика. Самка в первые недели после выхода из берлоги активно защищает своих детёнышей и делает броски в сторону потревожившего её человека. С конца мая она прекращает защищать медвежат и при появлении человека старается их увести, или загоняет на дерево и залезает туда сама.

Гималайские медведи хорошо переносят неволю, они легко поддаются дрессировке, проявляют чудеса сообразительности и ловкости: их довольно легко обучить ездить на коньках, велосипеде, играть в футбол, вставать на передние лапы. Они спокойнее бурых, поэтому их значительно чаще можно увидеть в цирках. Вместе с тем для дрессировщика все медведи опаснее тигров и львов. Дело в том, что у них плохо развита мимическая мускулатура, и эмоции животного невозможно прочитать на его «лице». Поэтому вспышки ярости у этих зверей всегда бывают неожиданны. В такие моменты эти, казалось бы, плюшевые увальни, могут двигаться столь стремительно, что увернуться от нападения практически невозможно. По этой причине медведей трудно содержать в неволе, и судьба медвежат, оставшихся без матерей и подобранных людьми, будет всегда трагична, если они не попадут в хороший зоопарк, или (что гораздо лучше) не вернутся в природу.

Возвращение их в родные пенаты крайне трудно, но возможно. В Приморском крае на базе Уссурийского заповедника с 1999 г. существует медвежий реабилитационный центр. В центре медвежата обучаются самостоятельной жизни в дикой природе по методике В. С. Пажетнова, известного специалиста в этой области, который возвращает в природу бурых медвежат в Центральной России.
Гималайские медведи являются постоянными обитателями зоопарков и неизменно вызывают большую симпатию у посетителей.

Проявляют чудеса сообразительности в природе и в неволе
Проявляют чудеса сообразительности в природе и в неволе
Проявляют чудеса сообразительности в природе и в неволе
Проявляют чудеса сообразительности в природе и в неволе
Проявляют чудеса сообразительности в природе и в неволе
Проявляют чудеса сообразительности в природе и в неволе

Область распространения и места обитания

Уссурийский белогрудый (гималайский) медведьБелогрудый, или гималайский медведь распространён в горах, покрытых лесом, средней и южной части Восточной Азии от Гиндукуша и Гималаев на западе до Японских островов на востоке, от Приморья на севере до Индокитая на юге. В России он встречается по всему Уссурийскому краю и северу Приамурья. Здесь его излюбленные места — предгорья и долины рек, поросшие маньчжурскими лесами, дубравами и кедрачом с богатым подлеском из лещины и смородины. Мелколесья из березняка и осинника, заболоченных таёжных участков и открытых пойм больших рек медведи избегают. Летом эти животные держатся неподалёку от речек и ключей. Когда их начинает одолевать гнус, они поднимаются на обдуваемые ветром места — безлесные хребты и вершины гор.

Внешний вид и морфология

Размеры «гималайца» по масштабам семейства медвежьих вполне средние: длина тела взрослых самцов 150–170 см, вес 110–150 кг, высота в холке 65–85 см, самки мельче. По общему облику гималайский медведь похож на бурого, но более легкого сложения. Передняя часть туловища мощнее задней: когда белогрудый медведь идёт, создаётся впечатление, что его задняя часть тела вся как бы «поджата». Голова относительно небольшая, с довольно узкой мордой. Уши, напротив, крупные, широкие, сильно выдаются их меха, что придаёт этому зверю своеобразный вид. Губы подвижнее, чем у бурого медведя. Когти на передних и задних лапах приблизительно одинаковой длины, круто изогнуты, что связано с его склонностью к лазанию по деревьям.

Мех белогрудых медведей густой, шелковистый, довольно пышный, особенно на загривке и боках шеи, где он образует нечто вроде «воротника». Окраска меха очень красивая, блестяще-черная. На груди большое, резко очерченное белое пятно V-образной формы, что послужило основанием для видового названия.

Обоняние у белогрудого медведя развито великолепно. Он может, стоя на возвышении и поводя носом в разные стороны, определить направление и точно выйти на куртину деревьев, изобилующих плодами, а также распознать с земли по запаху, есть ли на дереве шишки, или залезать туда не имеет смысла. Слышит этот медведь также достаточно хорошо, звуки, несвойственные лесу, например, щелчок взводимого курка, улавливает на расстоянии сотни и более метров. Зрение у него слабое, но лучше, чем у бурого медведя.

Образ жизни и социальное поведение

У гималайских медведей, обитающих в тропических районах Тибета и Индокитая, сезонное изменение активности не выражено. Белогрудые медведи, живущие в Приморье, подобно бурым впадают в продолжительный зимний сон. Готовясь к зимовке, животные с первых чисел ноября начинают подыскивать подходящие места.

Устраиваются спать «гималайцы» чаще всего в дуплах больших деревьев. Лишь в редких случаях зимовочная берлога обустраивается на земле — в скалистых расщелинах, под корнями. Деревья выбираются с мягкой, легко сгнивающей сердцевиной — чаще всего это тополь или липа. Вход в зимовочное дупло обычно расположен на высоте 5–12 метров от земли или в основании дерева. Входное отверстие невелико для зверей таких размеров: например, через отверстие диаметром 35 см свободно пролезает медведь весом 85 кг. Если входное отверстие меньше нужного размера, животное расширяет его зубами и когтями. В часто используемых дуплах стенки чуть ли не отшлифованы боками хозяев, труха на дне плотно утрамбована. Никакой подстилки в такие убежища их хозяева специально не натаскивают.

Перед залеганием зверь очищает свой пищеварительный тракт от глистов, поедая известные ему одному растения. Остатки непереваренной пищи (скорлупа орехов, желудей, косточки ягод и хвоя) формируют в кишечнике толстую «пробку», как бы закупоривающую внутренности на зиму.

Ложатся спать медведи к моменту установления постоянного снежного покрова. Первыми устраиваются на зимовку беременные самки, затем самки с прошлогодними медвежатами, последними в берлоги укладываются взрослые самцы. Спят они в ноябре—декабре очень чутко, позднее сон становится крепче, особенно у самок с детёнышами. В конце марта — апреле «гималайцы» выбираются из дупел в порядке, обратном очерёдности залегания: первыми появляются самцы, последними — самки с маленькими медвежатами. Если их в это время застают неожиданные морозы со снегопадами, звери возвращаются в прежние убежища, чтобы переждать непогоду.
Весной после зимовки звери особенно голодны и активны бывают в любое время суток, периодически устраиваясь на отдых. Летом медведи бодрствуют обычно в сумерках или ночью, предпочитая дневные часы проводить в укромных местах под валежинами, у воды или в дуплах. Отдыхают они часто в тех же дуплах, где провели зиму — здесь звери спасаются от докучливого гнуса. Иногда для отдыха используются дупла в пустотелых липах с большим количеством отверстий, забракованные в качестве зимовочных по причине сквозняков.

Белогрудые медведи не склонны к кочевкам, живут осёдло. Площадь индивидуального участка невелика, около 5–6 квадратных километров. Границы своих участков они активно не охраняют, но метят, оставляя когтями задиры на деревьях. Их территориальность основана скорее на избегании чужих участков, чем на охране своих. В урожайные годы медведи собираются в кедрачах и дубравах, иногда на небольшой площади «пасётся» по несколько животных. Напротив, в неурожайные годы, они покидают свои участки и широко кочуют, разбредаясь в поисках кормных мест иногда не сотни километров.

Основные природные враги гималайского медведя — амурский тигр и бурый медведь.

Питание и кормовое поведение

Питание гималайского медведя значительно различается в разных частях ареала. В Приморье и на Дальнем Востоке он — больший вегетарианец, чем бурый медведь. Основу его питания составляют зелёные части травянистых растений, разные плоды — ягоды, желуди, орехи. Из животных кормов он ест больше всего насекомых, как взрослых, так и их личинки. На позвоночных животных, особенно крупных, в Приморье он специально не охотится, даже рыбу не ловит, но найденной падалью не брезгует. В то же время в тропических лесах гималайский медведь ведёт вполне хищнический образ жизни, поедая в значительных количествах мелких зверьков, птиц и их яйца, рептилий, иногда даже нападает на копытных.

Ранней весной, сразу после выхода из берлоги, пока ещё нет свежих всходов зелени, медведи питаются остатками прошлогоднего урожая кедровых орешков и желудей, много времени проводят за разворачиванием трухлявой древесины в поисках личинок жуков-короедов. Из сделанных ими задиров на берёзах «гималайцы» с удовольствием слизывают обильно сочащийся сок, помогающий очистить кишечник после зимнего сна. По мере появления зелени медведи переходят на питание травянистой растительностью, позднее ягодами. Начиная с октября и до ухода в берлогу, медведь ест почти исключительно желуди и кедровые орешки.
Свою основную летне-осеннюю пищу — дары плодоносящих деревьев — белогрудый медведь добывает главным образом на «верхних этажах» леса. Забравшись на дерево черёмухи за излюбленным лакомством, он усаживается в развилке сучьев и начинает передними лапами ломать ветки, усыпанные ягодами, складывая их под себя. Соорудив таким образом нечто вроде «гнезда», медведь захватывает в охапку сразу все торчащие из-под него концы веток и отправляет их в рот, обрывая ягоды подвижными губами. На кедрах и старых дубах медведю не удаётся затянуть под себя тяжелые длинные ветви этих гигантов. Вместо этого он обламывает ветви и сбрасывает вниз, объедая их на земле, если поблизости не оказывается бурого собрата, который часто пользуется «услугами» гималайского.

В отличие от бурого медведя белогрудый собирает и ест не только зрелые, но и созревающие плоды, крепко висящие на деревьях. Благодаря этому его кормовая база более стабильна: даже небольшого урожая орехов или желудей достаточно, чтобы обеспечить гималайского медведя необходимым количеством пищи. Поэтому черный медведь находится в более выгодном положении: древолаз «гималаец» остаётся на одном месте неделю и более, а бурый медведь, пасясь под деревьями, вынужден постоянно менять места кормёжки. В результате «гималаец» раньше и быстрее накапливает такое большое количество жира, что его хватает не только на зимовку, но и на первые недели периода весенней активности. Так что среди белогрудых медведей зимних «шатунов» практически не бывает.

Размножение и выращивание потомства

Гон у гималайских медведей протекает летом, в Приморье он приходится на июнь—июль. Самцы в это время дерутся, но драки не носят ожесточённый характер, как это случается у бурых медведей. Самки участвуют в размножении раз в 2–3 года, приносят обычно по 2, редко 3 детёныша. Роды происходят в берлоге в январе—феврале.

Новорождённые медвежата весят по 600–800 граммов, они покрыты редкими волосками тёмно-серого цвета, низ головы, грудь и частично плечи белёсые. В возрасте 1,5 месяцев детский серый пушок замещает черная шерсть, а светлые участки меха постепенно сокращаются, образуя характерную для вида «галочку» на груди. К апрелю медвежата вместе с матерью покидают берлогу. Они ещё малы и слабы, при попытке встать на задние лапы стараются ухватиться за что-нибудь передними. Весеннее солнце и активные движения явно идут им на пользу, и в конце апреля они уже весьма проворно бегают по земле и ловко взбираются на деревья.

Первое время мать не отходит с ними далеко от места зимней берлоги, разыскивает корм в долине текущего поблизости ручья. Малыши всё ещё продолжают сосать мать, но, по мере отрастания травы, постепенно переходят на подножный корм. К своей первой осени они весят по 15–16 кг, и зиму проводят в одной берлоге с матерью. За второе своё лето они удваивают вес и осенью переходят к самостоятельной жизни. Иногда они покидают мать немного раньше, летом, во время гона, когда она встречается с самцом.
Половой зрелости молодые животные достигают на третьем году жизни, но лишь немногие из трёхлетних самок приносят потомство. Самцы же в этом возрасте не допускаются к размножению более сильными соперниками.

Продолжительность жизни

В неволе гималайские медведи живут по 25–30 лет, в природе — меньше.

Содержание животных в Московском зоопарке

В истории Московского зоопарка практически не было периодов, когда не было на его территории гималайских медведей. В зоопарке содержится уссурийский подвид. В настоящее время с апреля по октябрь «гималайцев» можно увидеть на Новой территории на «Острове зверей». Зимой, как и бурые медведи, они спят в своих берлогах, во внутреннем помещении.

В вольере соорудили конструкцию из брёвен, по которой мишки очень любят лазить, проделывая это с ловкостью. Но чаще они садятся перед рвом, отделяющим их от людей, и начинают «попрошайничать». Медведи — настоящие мастера в этом «жанре», и их забавные позы и жесты никого не могут оставить равнодушными. Обычно они выпрашивают, сидя на задних лапах, а передними совершают различные движения. Поднимая одну лапу вверх, зверь становится похож на полноватого политического деятеля, приветствующего аудиторию. Иногда медведи машут лапой, делая приглашающие жесты. Бывает, что проявляют чудеса изобретательности, жонглируя предметами, уже брошенными посетителями в их вольеры, и в то же время поглядывают на людей. Такое поведение чаще всего вызывает желание бросить в вольер вкусный кусочек.
Почему так ведут себя медведи, ведь в зоопарке их очень хорошо кормят? «Попрошайничанием» занимаются отнюдь не голодные звери, часто они начинают выпрашивать сразу после кормления. Сотрудники зоопарка подсчитали, что иногда такое поведение может занимать до 40% времени активности животного. При этом медведи не только не съедают всех подачек, но примерно половиной из них даже не интересуются. Выходит, они попрошайничают не только ради еды?

Живущий в природе медведь — истинный собиратель. Большую часть своей жизни он проводит, бродя по лесу, переворачивая камни, разбирая стволы упавших деревьев и вынимая вкусных личинок, поедая ягоды и разгрызая вкусные орешки. В зоопарке, где еда подаётся «на тарелочке», ему не требуется времени на её поиски. Чем же занять это время? Некоторые животные начинают бесцельно ходить из угла в угол, совершая стереотипные движения, кто-то начинает интенсивно вылизывать себе бок, не замечая, что шерсти на нём становится всё меньше и меньше. «Попрошайничая», медведи восполняют дефицит действий, вызванный содержанием в абсолютно предсказуемом их мире. «Общаясь» с посетителями и вызывая их ответные действия, животные разнообразят свою жизнь. Для людей же, подачки — это тоже общение с животными, ведь мы, часто даже не осознавая, так нуждаемся в контакте с «нашими меньшими братьями»!

Мы прекрасно понимаем желание людей вступить в контакт с животными зоопарка, но не забывайте, что переедание вредно и что далеко не всю человеческую пищу можно есть животным без вреда для себя. Лучше приветливо помашите медведю рукой в ответ и, задержавшись у вольера, представьте, как бродят такие звери по лесу, собирают ягоды, или залезают на могучие кедры за шишками. И пусть они живут не только в зоопарке!

Медиа