Звери закрываются?

В долгой истории Московского зоопарка был один раз, когда зоопарк на два года закрывался для посетителей из-за карантина по ящуру. Но никогда не звучали предложения об уничтожении зоопарка на Пресне. И вот это случилось.

В конце прошедшей недели в блоге недавно назначенного руководителем департамента природопользования и охраны окружающей среды Антона Кульбачевского (http://a-kulbachevskiy.livejournal.com/) появилась запись этого высокопоставленного московского чиновника о том, что он давно мечтает о том, чтобы «…перенести Московский зоопарк в ближнее Подмосковье, в лесопарковую зону».
Это предложение было растиражировано в интернете, озвучено СМИ и сейчас активно обсуждается москвичами. Естественно, что сам Московский зоопарк не может остаться в стороне от этого обсуждения.

Оставив в стороне эмоциональную реакцию на перспективу закрытия столичного зоологического парка, имеющего 146-летнюю историю и по праву считающегося одной из главных достопримечательностей Москвы, попробуем возразить по существу.
Из текста господина Кульбачевского следует, что он воспринимает зоопарки как исключительно развлекательные учреждения, где животных содержат «на потеху публике». И в этом случае его взгляды представляются вполне обоснованными. Однако, дело в том, что уже более 50 лет во всем мире признано, что основные функции зоопарка – сохранение видов и природоохранное просвещение, и лишь полноценное исполнение этих функций может оправдать существование любого зоопарка. Исключительно благодаря зоопаркам спасены и восстановлены многие виды животных, стоявшие на грани полного исчезновения. Не менее важна и роль зоопарка как научно-просветительного учреждения, ежегодно способствующего пробуждению у четырех миллионов посетителей того, что в последнее время принято называть «природоохранной психологией». Московский зоопарк – признанный лидер в природоохранной и просветительской деятельности среди российских зоопарков и по многим показателям находится на уровне ведущих зоопарков мира. Иными словами, животных в Московском зоопарке содержат не только для показа публике, но и в целях сохранения многообразия жизни на Земле. Это раз.

Относительно «мучений животных в тесных клетках». Животные в нашем зоопарке живут в среднем вдвое дольше, чем их сородичи в природе, чаще и успешнее размножаются, а в редких случаях, когда удается сопоставить уровень стресса у зоопарковских и диких представителей одного вида, у животных из природы этот уровень оказывается заметно выше. Никаких реальных аргументов в пользу того, что благополучие большинства животных в Московском зоопарке ниже, чем у представителей того же вида в природе, нет. Во всех европейских столицах (где практика охраны прав животных значительно более развита, чем в России) имеются зоопарки в центральной части города. Речь о недостатке «жизненного пространства» может идти только применительно к крупным млекопитающим и птицам, но и для них качество условий жизни определяется не столько размерами, сколько устройством пространства. Это два.

К чему привел бы перенос зоопарка с Красной Пресни в Подмосковье? Во-первых, резко снизится посещаемость зоопарка и его возможности работы в области экологического просвещения. Разрушится кружковая работа, которой охвачены сотни московских детей. Во-вторых, перенос зоопарка за город поставит под вопрос возможность продолжения работы для многих сотрудников, а каждый опытный сотрудник зоопарка – большая ценность. К этой специальности не готовят ни в одном учебном заведении нашей страны, и навыки работы с животными можно получить только ценой длительного опыта и общения со старшими коллегами. Не надо объяснять, что благополучие животных зависит от опыта тех, кто за ними ухаживает, значительно больше, чем от размера вольер. В-третьих, перевод даже одного животного – это длительная и сложная процедура, связанная с неизбежными рисками и стрессами. Перевод нескольких тысяч животных (а именно такова коллекция Московского зоопарка), означает, что сотни из них обречены на гибель, причем наиболее уязвимыми оказываются самые редкие и ценные виды, а также самки с детенышами и «старики». В-четвертых, восстановление сложнейшей инфраструктуры зоопарка на новом месте потребовало бы значительного времени, в течение которого зоопарк не смог бы нормально работать. Все это означает, что «перенос» Московского зоопарка – это, в действительности, закрытие и полное разрушение того зоопарка, который знают и любят москвичи, гости столицы и специалисты в нашей стране и за рубежом, с последующей попыткой создать новый зоопарк, на новом месте, фактически с «чистого листа». Возможно, что эта попытка и окажется удачной, но это станет ясно не ранее, чем через 40-50 лет. Это три.

Все сказанное не означает, что специалисты Московского зоопарка возражают против создания нового зоопарка на окраинах Москвы или в ближайшем Подмосковье. Напомним, что подобные планы активно разрабатывались в конце 80-х годов прошлого века. Тогда был сделан проект нового зоопарка, отвечающего высочайшим (по тем временам) стандартам, и в создании этого проекта принимали самое активное участие специалисты Московского зоопарка. К сожалению, когда дело дошло до строительства, то тогдашний руководитель Москвы Л.Н. Зайков, воспользовавшись протестами группы москвичей против размещения нового зоопарка в Битцевском лесопарке, отменил реализацию проекта. В том случае, однако, речь шла не о переносе зоопарка, а о строительстве нового, второго зоопарка, куда можно было бы перевести крупных животных, оставив в центре Москвы экспозиции насекомых, рыб, змей, мелких тропических зверей и птиц. Предполагалось также сохранить исторический облик Московского зоопарка и оставить за зоопарком в центре Москвы функции научно-просветительного, исследовательского и методического центра. Мы до сих пор рассматриваем этот, не состоявшийся, проект как пример разумного и бережного подхода к вопросам развития города.

Оставляем за рамками обсуждения находящиеся вне нашей компетенции вопросы колоссальных финансовых трат, необходимых для строительства нового современного зоопарка, а также вопрос о дальнейшей судьбе территории, прудов и сооружений на Красной Пресне, но эти вопросы также потребуют своего решения.

Таким образом, не подкрепленное фактами мнение столичного чиновника о «страданиях животных» в центре Москвы может послужить толчком к процессу, в результате которого будет разрушен первый в России, старейший, крупнейший и наиболее авторитетный зоопарк, а москвичи на многие годы лишатся возможности общения с живой природой.


Генеральный директор Московского зоопарка,
Президент Евро-Азиатской Региональной Ассоциации Зоопарков и Аквариумов,
Заслуженный работник культуры РСФСР,
Академик Российской Академии Естественных наук,
Председатель Совета по координации деятельности зоопарков РФ
В.В. Спицин