МОСКВА, УНИКАЛЬНЫЙ ЗООПАРК

МОСКВА
УНИКАЛЬНЫЙ ЗООПАРК
Статья из журнала «Zoograpevine», осень 2012

Одно из определений слова «уникальный» по словарю – «не имеющий аналогов». Если это так, то все зоопарки уникальны – и в этом утверждении есть доля правды. Однако слово «уникальный» также обозначает нечто особенное, определенно отличающееся от других, или даже совершенно оригинальное. Описывая Московский зоопарк как уникальный, я не умаляю значение этого слова, поскольку многие особенности Московского зоопарка действительно отличают его от всех остальных.

Основные черты Московского зоопарка не слишком необычны – как и большинство российских зоопарков, он управляется и частично финансируется городскими органами управления, хотя Московский зоопарк в течение почти всех 148-ми лет своей истории был де-факто национальным зоопарком и одновременно одной из ведущих исследовательских зоологических организаций России. Как известно, зоопарк был почти полностью перестроен за последние двадцать лет, благодаря поддержке бывшего мэра Москвы Ю. М. Лужкова. Зоопарк состоит из двух территорий, соединенных переходным мостом (недавно появился план строительства второго моста). Добавленную в 1924 году меньшую часть зоопарка все еще называют «новой территорией». В совокупности, площадь зоопарка составляет 21 гектар, причем на каждой территории расположены большие пруды, где живут водоплавающие птицы.

Только около трети посетителей действительно платят за вход в зоопарк. Дети, пенсионеры, студенты и люди с ограниченными возможностями проходят на территорию зоопарка бесплатно. По данным статистики, зоопарк посещают более четырех миллионов человек в год – это особенно чувствуется летом, в выходные дни! С точки зрения посетителя, коллекция животных вполне соответствует ожиданиям, и в зоопарке представлены все основные виды. В самом деле, легче сказать, каких видов крупных животных здесь нет: это шимпанзе, бегемоты, носороги, и, что удивительно, – львы (но это только в данный момент). Большинство остальных видов животных, включая китообразных (афалины и белухи) здесь имеется. В обширной коллекции представлены рыбы и беспозвоночные, ночные животные и рептилии, хотя посетители видят только небольшую часть того, что есть в зоопарке. В этой статье мне хотелось бы вместо того, чтобы перечислять всю коллекцию (она огромная), уделить внимание необычным, иногда уникальным аспектам жизни Московского зоопарка, поэтому разрешите мне представить вам некоторые из экстраординарных особенностей, по очереди.

ПИТОМНИК ДЛЯ РАЗВЕДЕНИЯ РЕДКИХ ВИДОВ ЖИВОТНЫХ

Московский зоопарк отличает почти уникальная для Европы особенность – у него есть собственный центр разведения животных. Этот центр расположен в 100 км от Москвы, недалеко от Волоколамска, и имеет площадь в 193,2 гектара. Здесь работают около 150 человек – то есть, это нечто, похожее на британский Випснейд, только пока туда не пускают посетителей. Белые медведи, амурские тигры, дальневосточные леопарды, росомахи и среднекитайские красные волки – в Зоопитомнике регулярно размножаются все эти хищники. Европейские выдры слишком плодовиты, даже для требований ЕАРАЗА (Евразийской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов), поэтому размножение этого вида в питомнике приостановлено. Баран Марко Поло, голубой баран, викунья и лесной олень – все это редкие копытные. Число этих животных сильно сократилось в природе, и они сейчас относятся к видам, находящимся под угрозой исчезновения.

В питомнике собираются разводить сурков, и уже построили для них большие, покрытые растительностью загоны. Сейчас там содержатся степные сурки, и если опыт их содержания будет успешным, есть надежда на то, что здесь появятся и более редкие виды, такие как сурок Мензбира (Marmota menzbieri).

Хотя в Зоопитомнике содержатся и размножаются разнообразные фазаны, попугаи, журавли и воробьиные, все же самые крупные успехи достигнуты, пожалуй, с хищными птицами. Кстати, Московский зоопарк ведет племенную книгу по белоплечему орлану, и эти птицы содержатся как в зоопарке, так и в Зоопитомнике.

Размножение двух редких зоопарковских видов пока не увенчалось заметным успехом, даже в этом уединенном месте. Хотя здесь содержатся стрепеты (самец и две самки), они очень нервны и еще не размножаются. И как оказалось, здесь невозможно содержать дикушу (Falcipennis falcipennis), хотя это был бы совершенно новый проект. Птиц семейства тетеревиных, конечно, очень трудно содержать в неволе, но, несмотря на это, в питомнике достигнуты значительные успехи в разведении глухарей и тетеревов.

Нашлось место в Зоопитомнике и низшим позвоночным. В настоящее время в центре занимаются также разведением рыб, причем основное внимание Московский зоопарк уделяет осетрам: сначала их разводят в помещениях, затем, когда мальки подрастут, их выпускают в садки в одном из многочисленных озер, имеющихся в питомнике. В зоопарке также можно увидеть различных представителей видов рыб (подробности позже), но только не совершенно необычных, крупных аму-дарьинских лжелопатоносов (Pseudoscaphirhynchus kaufmanni), находящихся под угрозой исчезновения из природы. У этих рыб длинный вытянутый хвост, и в природе они бывают нормального и карликового размера (в центре разведения содержится карликовый лжелопатонос).

В Зоопитомнике также есть большая группа заднебороздчатых змей (бойг и других) и азиатских полозов разных родов и видов – ее любезно предоставили зоопарку переехавшие из Тулы герпетологи Сергей Рябов и его жена. Среди особенно выдающихся обитателей коллекции следует отметить узорчатых полозов (Elaphe dione), демонстрирующих потрясающее разнообразие цветовых сочетаний в окраске чешуи. Полозы были привезены из обширных мест их обитания в Центральной Азии. Здесь также можно увидеть полоза Меллендорфа, мандаринового полоза, черноголовую бойгу (Boiga nigriceps) и новую для меня лусонскую мангровую змею (Boiga dendrophila divergens).

Есть планы проведения в Зоопитомнике экскурсий в сопровождении гидов, и если такая возможность появится, ее нельзя будет упустить ни в коем случае. И, кстати, из зоопарков, стремящихся получить рожденных здесь детенышей белого медведя, образовалась длинная очередь, пусть даже в ней нет британских зоопарков!

ЗООСАД НА РОДИНЕ ДЕДА МОРОЗА

Да, этот подзаголовок заставит многих задуматься! Недавно Московский зоопарк начал создавать небольшой филиал на севере европейской части страны, в Великом Устюге; в нем есть двадцать экспозиций, представляющих местные виды, и детский зоопарк. Дед Мороз – это славянский персонаж, аналог Санта-Клауса, а Великий Устюг считают его резиденцией, поэтому зимой туда приезжает довольно много туристов, и теперь у них есть возможность посетить маленький (3,5 га) зоосад. Искусственное освещение позволяет осматривать его и в долгие зимние вечера – некоторые экспозиции освещены до семи часов вечера. Сейчас туда приезжают около 60 тысяч посетителей в год.

ЭКСПОЗИЦИИ «НОЧНОЙ МИР»

Да, да, вы не ошиблись – экспозиции во множественном числе. Московский зоопарк имеет две экспозиции под названием «Ночной мир», и расположены они, соответственно, по одной на каждой территории (и по каждой есть свой путеводитель, но об этом позже). «Ночной мир» – это длинный подземный туннель с многочисленными застекленными экспозициями, каждая из которых достаточно велика для того, чтобы вместить мелкое млекопитающее (правда, коростели были удивительным исключением из ряда млекопитающих). У Московского зоопарка есть огромная коллекция песчанок и тушканчиков, большинство из которых находится в закрытом для посетителей помещении, где проводятся исследования. Результат этой исследовательской работы – обширная информация о различных видах (даже идентификация возможных новых таксонов). Один или два из этих видов уже находятся на открытой для публики экспозиции в «Ночном мире», и среди них особенно интересен еще не
описанный мышевидный хомячок (Calomyscus sp.) из Ирана, а также песчанка Виноградова и тамарисковая песчанка.

Для меня обязательным было знакомство с фантастической летягой обыкновенной (Pteromys volans) – самой очаровательной из маленьких белок, с огромными темными глазами, похожими на косточки фруктов. Летяги крайне редки в неволе – на самом деле, я видел их только в Москве (и позже в Хомутове, в Чехии), – и в Московском зоопарке они успешно размножаются. И, знаете ли, нечасто увидишь европейского ежа в экспозициях ночных животных. Я уже слышу недоумевающие голоса самых политкорректных зоопарковских людей: «Ну и что?». А то, что это очень важно, – я уже лет десять или больше не видел ежа у себя саду, и я уверен, что многие посетители будут в восторге. Американцы уж точно оценят их по достоинству. Но в Москве пошли еще дальше: вкусы зоологов, соскучившихся по насекомоядным, удовлетворяются двумя формами Erinaceus, находящимися рядом друг с другом (europaeus – обыкновенный, западный вид, и concolor – белогрудый, восточный вид). Ну и что здесь может быть плохого?

Еще одно сокровище «Ночного мира» – крайне редко встречающийся в наше время большой (полосатый) кускус – капский долгоног, кинкажу и кактусовый хомячок также стали довольно необычными для Соединенного Королевства, поскольку у нас количество и качество экспозиций ночных животных явно снижаются. Да, а еще в этом зоопарке есть один или два альбиноса очкового листоноса Себа – для меня эти животные тоже были в новинку.

А что же второй «Ночной мир»? Ну, здесь я вас несколько ввел в заблуждение. Да, он, конечно, существует. И он тоже довольно обширен. Однако, он доступен только для заранее приглашенных гостей (которых этот самый радушный из зоопарков всегда рад принять). Посвященный почти полностью ночным приматам, второй «Ночной мир» находится в цокольном этаже великолепного здания «Дома приматов» постройки 1997 года.
Здесь, в чистом внутреннем помещении, располагается полдюжины больших экспозиций, где содержатся мышиные лемуры, толстые лори, множество сенегальских галаго и ночные обезьяны. Наверное, этот аккуратный, затемненный, почти клинически чистый, выложенный плиткой коридор превратился бы в шумный хаотичный «пандемониум», если бы сюда разрешили спуститься огромным толпам посетителей Московского зоопарка, а пока профессионалы зоопарковского дела и серьезные любители могут, также как и я, спокойно насладиться этим зрелищем, – в этом я абсолютно уверен.

«ЗА КУЛИСАМИ»

В зоопарковском сообществе Московский зоопарк известен тем, что он не экспонирует для публики представителей некоторых видов животных. В основном такие животные содержатся в двух местах. Давайте побываем в одном из них… «Дом рептилий», или «Teррариум», как его называют москвичи, разместился на первом этаже здания, построенного в 1976 г., чтобы в какой-то мере удовлетворить желание публики видеть животных отряда «Рептилии»; здесь демонстрируются крупные удавы, крокодилы, несколько ядовитых змей (при виде которых замирает сердце) и крупных ящериц. Летом большие черепахи (включая слоновых черепах подвида porteni) содержатся на улице. Первое знакомство с помещением, выложенным мелкой голубой и зеленой мозаичной плиткой, не очень-то впечатляет, однако в ежегодном отчете зоопарка представлено 182 таксона (без учета видов, содержащихся в Зоопитомнике). Тогда где же герпетологическая феерия? Ответ обнаруживается на первом этаже (на втором, если вы американец), где в выставленных рядами чистых вивариях содержатся редкие и необычные змеи – в основном ядовитые. Всех перечислить невозможно, но из семейства аспидовых змей там содержится Микропехис Лессона (Micropechis ikaheka) – роющий вид из Новой Гвинеи, известный также как мелкоглазая новогвинейская змея, потрясающий красноголовый крайт и ленточный крайт, суматранская плюющаяся кобра, новогвинейский тайпан (Oxyuranus scutellatus canni) и материковый тайпан, который очень редко встречается в европейских коллекциях. Гадюки занимают особое место в Московском зоопарке – здесь есть мексиканский карликовый гремучник (Crotalus ravus), ботропс Лансберга (Porthidium lansbergii), обыкновенный щитомордник (Gloydius halys mogoi, или G.h. caragamus, Mumushi), великолепная куфия (Cryptelytrops venustus), малавийская болотная гадюка (Proatheris superciliaris) и черноголовый бушмейстер (Lachesis melanocephala), плюс еще очень много других видов. Нельзя не сказать о неядовитых змеях – это изменчивый псеустес (Pseustes poecilonotus), двухцветная змея (Loxocemus bicolor) и другие. В летнее время в здании «Обезьянника» посетители могут видеть дополнительную богатую коллекцию рептилий, располагающихся во временных вивариях. Среди экспонатов особенно интересен синий древесный варан, или варан МакРея (Varanus macraei), один из «новых» видов варановых, описанный в этом тысячелетии. Этот вид был обнаружен на небольшом индонезийском острове Батанта, расположенном западнее материка Новая Гвинея; научное название он получил от Дункана Макрея (MacRae) – герпетолога, работающего в парке рептилий «Римба» (Бали).

В многочисленных помещениях научного отдела зоопарка содержится много редких видов,
которых нет на экспозициях. В небольшом отделе амфибий в двух комнатах можно увидеть семиреченского лягушкозуба (Ranodon sibiricus), представителя примитивного азиатского семейства углозубов (Hynobiidae), редко встречающегося в условиях неволи. То же самое можно сказать о кавказской саламандре (Mertensiella caucasica) и красивом курдистанском тритоне (Neuregus crocatus), а также пленительном крокодиловом тритоне (Tylototriton Shanjing). А если вам больше нравятся бесхвостые амфибии, тогда пусть ваш глаз порадует карибская жаба (Peltophryne peltotocephala) или летающая лягушка Рейтвардта (Rhacophorus reinuardtii). Конечно, хотелось бы, чтобы публика могла полюбоваться такими роющими видами, как лопатоногий узкорот (Scaphiophryne marmorata) и сирийская чесночница (Pelobates syriacus), но в любом случае работа отдела научных исследований заслуживает высочайшей оценки.

В этом же здании размещается отдел мелких млекопитающих. Я уже говорил об их вкладе в работу зоопарка, а именно, о передаче некоторых видов на экспозицию «Ночной мир». Однако ряд других видов содержится только в отделе, и среди них знаменитый самец по кличке Смолл («Small») – возможно, самое редкое для зоопарков мира млекопитающее, которое, по мнению специалистов, является единственной содержащейся сейчас в неволе особью проехидны Бруийна (животные из австралийского зоопарка «Таронга» относятся к другому виду – Zaglossus bartoni). Смоллу примерно 18 лет, но рекорд продолжительности жизни в неволе для проехидны Бруийна составляет 32 года – то животное принадлежало Вальтеру Ротшилду и, по всей видимости, уже было половозрелым, когда прибыло в Тринг. При данных обстоятельствах можно надеяться, что Смолл проживет еще несколько лет. Проехидна Вальтера Ротшилда пала 4 августа 1943 г. – по удивительному совпадению другая проехидна, содержавшаяся в Берлине, умерла в ту же неделю (10 августа 1943 г.) в возрасте 30,5 лет. В любом случае, мы можем надеяться, что еще некоторое время сможем видеть в Московском зоопарке проехидну Бруийна (Zaglossus bruijni), даже если попытки зоопарка получить самку того же вида не увенчаются успехом. Наблюдения за Смоллом показывают, что он любит плавать и на него, по всей видимости, не влияют перепады атмосферного давления. Профессионалы зоопарковского дела уже относятся к визитам в отдел с целью посмотреть на проехидну как к своего рода паломничеству.

В соседних комнатах в разных условиях содержится около 50 пегих путораков, изучение которых вносит очень важный вклад в исследование данного таксона (Diplomesodon pulchellum). Землеройки, или землеройковые (Soricidae), вследствие высокой скорости метаболизма имеют репутацию животных, исключительно требовательных к условиям содержания, но пегий путорак отличается от других землероек тем, что в неволе этому животному, обитающему в зоне пустынь, нужно всего лишь одно кормление в день. Работа, в основном, направлена на изучение полового поведения землероек, – результаты исследований, которые вряд ли можно проводить в природных условиях, показывают, как все-таки мало мы еще знаем о насекомоядных. Среди большой коллекции песчанок (между прочим, как оказалось, те виды, которые в естественных условиях зимуют, трудно содержать и невозможно размножать) в отделе содержится представитель другого семейства грызунов, который меня просто очаровал – это длинноухий тушканчик (Euchoreutes naso); в некоторой степени он привлек к себе внимание прессы в 2007 г. благодаря программе EDGF Лондонского зоологического общества, в ходе которой была сделана (по ошибке) видеозапись, впервые запечатлевшая длинноухого тушканчика. Это удивительное «диснеевское» существо – мне сказали, что состояние его ушей является объективным индикатором его благополучия! Опять нечто необычное – и опять в Московском зоопарке. Аквариум, а точнее «Экзотариум» Московского зоопарка представляет собой небольшую, но очень приятную. экспозицию, располагающуюся внутри второго из старейших зданий зоопарка – павильона «Остров зверей» (в 1920-х годах это была скала хищников, построенная в «Гагенбековском» стиле). Среди видов рыб, на которых специализируется зоопарк, можно отметить крылаток, рыб-бабочек, рыб-клоунов, или анемоновых рыб. Конечно, можно сказать еще не менее чем о восьми видах сибирских осетров и одном гибридном виде, образовавшемся естественным образом, – его можно видеть из зала с подводным обзором экспозиции белых медведей. В помещениях научного отдела хорошо размножаются рыбы-клоуны. Среди обитателей здешних аквариумов – ложный клоун, двухполосая анемоновая рыба, седлоспинная анемоновая рыба, мальдивская красная анемоновая рыба, красная седлоспинная анемоновая рыба. В коллекции крылаток представлено также несколько редких таксонов, таких как момбасская крылатка (Pterois mombasae) и крылатка Русселя (Pterois russelii).

НАСТОЯЩИЕ РЕДКОСТИ

Я уже упоминал о некоторых необычных видах в коллекции Московского зоопарка и его Зоопитомника, пожалуй, слегка сочувствуя серьезным посетителям зоопарка в том, что посмотреть многие виды можно лишь по предварительной договоренности. Однако в большой коллекции, постоянно открытой для посетителей, есть достаточное количество удивительных животных. Среди млекопитающих – это дик-дик, очень редкий обитатель зоопарков. Самка осталась от группы из одного самца и двух самок, полученной из Парка птиц «Воробьи» (одна из российских зоологических организаций, о которой я почти ничего не знаю). В свете последнего таксономического исследования Гровса и Крабба (Groves and Grubb, 2011), у специалистов возникли некоторые противоречия в отношении того, к какому именно виду принадлежит самка, имеющаяся в Московском зоопарке: возможно, это малый дик-дик (M. swanei), но это точно не дик-дик Гюнтера или дик-дик обыкновенный. От одного из самых маленьких копытных перейдем к самым большим (по росту): две самки жирафа на смешанной экспозиции (с зеброй Греви и страусом) необычны в том, что они относятся к южно-африканскому подвиду (или, как считается сейчас, виду) giraffa, и это действительно настоящая редкость для зоопарков, хотя эти животные содержатся еще в одной или двух российских коллекциях.

На экспозиции «Турья горка» живут замечательные таджикские винторогие козлы, а также животные более редких видов, такие как дагестанский тур (Capra cylindricornis). Группа тихоокеанских моржей Московского зоопарка (один самец и три самки, включая одну самку, родившуюся в зоопарке) вскоре переедет в Гамбург, на новую экспозицию «Полярный мир», чтобы их огромный бассейн мог быть перестроен к приезду новой группы моржей в недалеком будущем. На это время в зоопарке останется «всего лишь» три вида ластоногих: сивуч, калифорнийский морской лев и северный морской котик. Два из этих трех видов почти неизвестны в истории зоопарков Соединенного Королевства. Экспозиция «Животный мир России» предлагает полюбоваться не только лесной и каменной куницами, но и гораздо более необычным для западного мира соболем (Martes zibellina) – животным, печально знаменитым скорее шубами из меха этого зверька, чем внешним видом самого соболя, который всегда был редким в наших зоопарках. Из крупных хищников самый необычный – гималайский медведь, потому что он представлен восточным подвидом ussuricus (уссурийский).

В Московском зоопарке есть большой «Дом птиц», западное крыло которого занимает два
этажа. Настоящая редкость, содержащаяся здесь, – новогвинейская большая шпорцевая кукушка (Centropus menbeki), но для нас воробьиные Палеарктики уже давно стали забытой роскошью, да и жаворонки теперь редко появляются на британских сельскохозяйственных угодьях. В Московском зоопарке можно также увидеть рогатого и степного жаворонков. Большой черноголовый дубонос и розовый скворец (давно ли вы видели такого?) тоже очень привлекательны и своеобразны. Чтобы не забыть, еще добавлю о Зоопитомнике – зоопарк сейчас разводит малую канадскую казарку (Branta hutchinsii leucopareia) в надежде пополнить птицами этого вида к большой коллекции водоплавающих на прудах зоопарка. На всякий случай, если вы не знаете, канадская казарка недавно была разделена на два вида – «другой», меньший по размеру вид (B. hutchinsii) теперь называется малой канадской казаркой.

МУЗЕЙ ЗООПАРКА

Мне известно лишь об очень небольшом числе зоопарковских музеев, хотя я видел несколько замечательных временных исторических экспозиций. Одна из них – небольшая, но интересная – находится в зоопарке Эберсвальде в Германии, а недавно в зоопарке Оклахома- Сити была открыта хотя и дорогостоящая, но мало впечатляющая экспозиция. Из всех музеев, открытых за последние годы, музей Московского зоопарка по праву может считаться самым лучшим. Музей располагается (вполне уместно) на втором этаже старейшего здания зоопарка, которое раньше называлось «Здание для травоядных». До революции 1917 года здание также использовалось Русским императорским обществом акклиматизации животных и растений. Впоследствии в здании располагались научная лаборатория, административные службы, просветительный отдел, но сейчас его занимает великолепный музей. В Московском зоопарке очень высокая посещаемость (ежегодно в нем бывает свыше четырех миллионов человек), и при всем уважении к посетителям, я должен признать, что изысканные залы и застекленные экспозиции музея вряд ли выдержат натиск возбужденной публики. В связи с этим, музей открыт только для организованных групп. Музей рассказывает не только об истории самого Московского зоопарка, но и связывает ее с историей развития всех зоопарков мира, что иллюстрируется графическими материалами и некоторыми артефактами (включая подлинные экспонаты). Конечно же, в музее представлена обширная информация о недавней реконструкции Московского зоопарка. Я был просто очарован… правда, как британский энтузиаст зоопарковского дела, я склонен думать, что музей мог бы уделить больше внимания одной или двум из наших зоопарковских инноваций, таких как ночные экспозиции и сафари-парки. В музее есть конференц-зал, на стенах которого висят фотографии лучших из современных экспозиций зоопарков мира. Я провел десять счастливых минут, пытаясь вспомнить, какой из зоопарков изображен на каждой из них, и узнал почти все. Кстати, в музее хранится еще и уникальная коллекция зоопарковских постеров, и если кто-либо из читателей захочет внести свой вклад, зоопарк, я знаю, музей будет им очень благодарен.

ИЗДАНИЯ

Можете себе представить, что такое замечательное научное учреждение, как Московский зоопарк, публикует большое количество статей и разнообразной литературы. Более того, в зоопарке базируются различные организации – так, здесь располагается ЕАРАЗА (Евроазиатская региональная ассоциация зоопарков и аквариумов), аналогично тому, как Лондонское зоологическое общество (ZSL) находится в Лондонском зоопарке. Среди прочего, Московский зоопарк выпускает справочник ЕАРАЗА. Зоопарк, возможно, обладает самым богатым и привлекательным набором путеводителей и брошюр из всего, что мне довелось увидеть. Напомню, что в Московском зоопарке даже переведена на английский язык книга об истории Московского зоопарка! Помимо самого обычного путеводителя на русском и английском языках, в зоопарке есть специальный путеводитель (на русском языке) по «зимнему» зоопарку, в котором больше внимания, и это не удивительно, уделено экспозициям, расположенным в помещениях. В зоопарке издан небольшой путеводитель по музею на английском языке и уже много лет существуют путеводители «Приматы», «Дом птиц», «Экзотариум», «Инсектарий», «Ночной мир»! И вновь хочу повторить, что все это есть только в Московском зоопарке!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении своей большой статьи я могу лишь подтвердить, что Московский зоопарк является, действительно, уникальным зоопарком – я заявляю это без всякого преувеличения. Мне бы хотелось воздать должное директору В.В. Спицину за его долгое служение зоопарковскому делу и плодотворное и длительное руководство Московским зоопарком. Сейчас, когда ему исполнилось 70 лет (он руководит зоопарком с 1978 г.), начали распространяться слухи о его возможном уходе на пенсию, но это никак не сказывается на качестве выполнения им своих многочисленных обязанностей. В данном случае, я предпочту относиться к вопросу эгоистично – мне хочется надеяться, что Владимир Спицин останется на посту директора до 150-летнего юбилея зоопарка, который будет отмечаться в 2014 г. В любом случае, независимо от того, как сложатся обстоятельства, мы, члены «Общества энтузиастов зоопарков» (IZES) выражаем этому выдающемуся зоопарковскому деятелю свою благодарность и от всей души желаем ему всяческих успехов в поддержании высокой эффективности работы российских зоопарков и в деятельности на благо наших меньших братьев.

Мы признательны также Татьяне Аржановой, Сергею Попову, Игорю Музыченко и многим другим сотрудникам Московского зоопарка, благодаря которым стало возможным написание данной статьи.