Купить билет на Новый год Новогодняя активность Конюшня Московского зоопарка

Конюшня Московского зоопарка

Сколько себя помню, я всегда мечтала общаться с животными. Вид любого красивого животного, будь то собака, кошка или гусь, повергал меня в трепет, состояние оцепенения, любования этим животным. Но самая моя большая любовь — лошади. С ними я тесно связана с 1962 г.: была наездником на ипподроме, конкуристом-перворазрядником в конно-спортивной школе «Буревестник». Я была приятно удивлена, обнаружив конюшню и в зоопарке. Оказалось, лошади постоянно использовались здесь со дня его открытия в 1864 г. На них ежедневно развозили по территории зоопарка корма, сено, траву, ветки, опилки для животных. А для детей, посещающих зоопарк, был устроен прекрасный аттракцион — катание на пони в экипажах. Прослужив год после окончания Московской ветеринарной академии на скучной бумажной работе, я была просто счастлива перейти на должность зоотехника в Московский зоопарк.

Жизнь конюшни изменилась в 70-х годах ХХ века, с приходом нового директора В.В. Спицина - большого любителя лошадей, и бывшего начальника КСШ «Пищевик» полковника в отставке В.В. Андреева. Была построена пристройка к конюшне, кузница, было привезено из Голландии поголовье пони, а в конюшню закуплены прекрасные верховые лошади: ахалтекинской, арабской, английской чистокровной, орловской пород. Была создана секция верховой езды из сотрудников зоопарка. Их силами на заброшенных территориях зоопарка трижды расчищались от мусора и асфальта площади и устраивались манежи для верховой езды. Сейчас в конюшне 14 денников, а для обслуживающего персонала созданы хорошие условия.
Странное дело: в зоопарке так много редких, экзотических животных, но у вольер с лошадьми и пони всегда толпится народ! И на кругу катания не бывает недостатка в ездоках.

Наши пони – отдельный разговор. Маленькая, но живая - настоящая плюшевая игрушка, в полной мере обладает энергетикой своего вида – Equus caballus и остается мечтой многих поколений детей. Сейчас стало проще. Открылись пони-клубы, и почти в любом парке можно покатать ребёнка на пони. А ведь когда-то единственным таким местом был Московский зоопарк. Сменялись власти и эпохи, дети вырастали, приводили в зоопарк своих детей и внуков, а пони все также продолжали цокать коваными копытцами, часто перебирая ножками, возя детей по кругу, и поэты посвящали им стихи и песни.

Среди разных пород, можно встретить пони абсолютно всех окрасок – вороной, караковой, гнедой, серой, рыжей, пегой, саврасой, мышастой, буланой, чалой, бурой, соловой, игреневой, изабелловой и чубарой мастей. У пони, как и у всех лошадей, отлично развито обоняние. В полной темноте по запаху кобыла и её жеребёнок узнают друг друга, находят корм и воду. У всех лошадей хорошо развито осязание благодаря расположенным по всему телу нервным окончаниям, особенно на конечностях, в том числе на копытах. Не зря говорят, что «лошади видят дорогу ногами». Зрение – острое, но видят всего на 500-600 метров, они близоруки, поэтому лошади могут быть пугливы, обзор – 360о. Ночью ориентируются хорошо. Пони, как и все лошади, разборчивы в еде. Хорошо отличают полезные травы от ядовитых растений, не едят плесневелые корма, не будут пить грязную воду или из грязной посуды. Они обладают очень хорошим слухом, слышат даже очень тихий звук, поэтому различают интонации голоса. Это очень помогает при работе с ними.
В конюшне Московского зоопарка обычно содержится 12-15 пони. Ежедневно в экипажах в течение пяти часов они катают маленьких посетителей зоопарка, а также на них фотографируют детей и катают верхом. Но есть у этих лошадок и другое назначение – спорт. В нашем зоопарке с 1996 года существует «Пони-клуб» для детей и внуков сотрудников зоопарка, а также ребят из КЮБЗа. В нём занимается более 100 человек, из них 10 – спортивная группа. Возраст – от 5 до 14 лет. С 2000 года пони-клуб Московского зоопарка является чемпионом России во всех видах конного спорта: выездка, конкур, троеборье, драйвинг. Члены клуба также участвуют в показательных выступлениях в дни праздников на территории зоопарка и других организаций. Все выступления проходят под музыку, в сделанных своими руками костюмах. Мы постоянно участвуем во всех международных конских выставках «Эквирос» в Москве и Петербурге. Я с полной ответственностью хочу заявить, что никто в мире еще не показывал подобного выступления, но об этом лучше рассказал журнал «Конный мир»: «Но безусловными звездами открытия выставки стали юные спортсмены из конного клуба при Московском зоопарке и их очаровательные четвероногие коллеги – разномастные поняшки. В начале восторг зрителей вызвал «танец маленьких лошадей», исполненный четырьмя юными всадницами в белых пачках, прекрасно гармонировавших со светло-серой мастью их пони. Потрясла воображение также работа крошечных лошадок в упряжке, не только в классической драйвинговой паре, но и в русской тройке. Окончательный фурор произвел мини-спектакль «Кармен» под знаменитую музыку Бизе. Сначала хорошенькая «испанка» на вороном пони показывала всем, что «у любви как у пташки крылья» – её лошадка буквально взвивалась в воздух на самых звучных аккордах. Потом два «соперника», подняв на дыбы своих серых пони, разыграли сцену дуэли в честь прекрасной дамы – удивительно, как ловко управлялись всадники с лошадьми! Такое действо редко увидеть и в исполнении взрослых, но ребята на пони доказали, что они не только спортсмены, но и артисты. Под конец номера «убиенная» Кармен эффектно опустилась на песок вместе со своим вороным, показав истинно цирковую технику исполнения этого трюка».

Сегодня в конюшне Московского зоопарка вместе с молодняком содержится тридцать лошадей разных ценных пород. Среди них есть представители уникальной ахалтекинской породы. Это единственная культурная порода, которая сохранила свои удивительные особенности на протяжении тысячелетий.
Нет в мире более дивных по своей красоте, лошадей чем ахалтекинец. Это элегантность и изящество, особый гордый постав длинной, тонкой, гибкой шеи и точеной головы, крупные, раскосые, внимательные глаза, с каким-то особо выразительным огненным взглядом; тонкими стройными, но крепкими ногами, играющими под нежной бархатной кожей жилками; золотом горит его масть: буланая, соловая, изабелловая и даже обычные рыжие, гнедые сверкают золотом, а серые – серебром, особенно на солнце. Шаг у ахалтекинцев очень своеобразный, мягкий и эластичный. Рысь свободная «настильная», а галоп длинный и легкий. Он как бы скользит по земле, корпус его не раскачивается, создавая впечатление полета. Рассказать невозможно, это надо видеть.

Ахалтекинцы любимы не только за свою необыкновенную красоту, но и за ум, за удивительную верность и храбрость. Он, как собака, привязан к своему хозяину. Характер его не типичен для лошадей других пород, поэтому не каждый может найти с ним общий язык, объясняя это дурным нравом. Да и в самом деле, у ахалтекинцев в результате частой смены хозяев и неверного с ними обращения портится характер. Нелегко потом с такой лошадью установить настоящие дружеские отношения. Давно это было, когда в зоопарк привезли выставленного на международный аукцион и не купленного там ахалтекинского гнедого жеребца по кличке Мазан. Чем уж обидели его люди, не знаю, но войти в денник к нему было сложно. Озлобленно зажав уши, оскалив зубы, он бросался на каждого входящего. Иногда мог схватить зубами за одежду и потрясти человека в воздухе, из стороны в сторону, поднявшись на дыбы. Я тогда работала в отделе птиц, но ежедневно прибегала к этому ахалтекинцу, входила к нему в денник, останавливалась неподвижно с замиранием сердца. Мазан зажимал уши, бросался с оскаленными зубами на меня, но не трогал. А я стояла неподвижно и ласково с ним разговаривала. Угостить коня было нечем, так как он не знал не только вкуса сахара и моркови, но даже овса. Постепенно в течение месяца жеребец оттаял и стал относиться ко мне терпимо, разрешал погладить себя и почистить. Наконец, удалось угостить его сахаром, вложив прямо в рот. А когда поспели арбузы, и я догадалась это лакомство преподнести коню, ахалтекинец полностью доверился мне. Он был очень элегантен, подвижен и прыгуч. Мы с ним с легкостью преодолевали барьеры высотой 170 см. Однажды это увидел мастер спорта из ЦСКА и упросил начальство разрешить забрать Мазана в большой спорт. Мастер не учел, что это был ахалтекинец. Ни строгий мундштук, ни шпоры, ни хлыст не заставили его прыгать. Через месяц с разорванным ртом и болячками от шпор на боках, на радость мне, его вернули в зоопарк.

Однажды в конюшню заползла змея. Случается, что змей приносят посетители и выпускают их на территории зоопарка. Никто из лошадей не среагировал. И только сын песков текинец начал ржать и бить копытами. Когда, наконец, мы поняли, что происходит что-то неладное и вышли посмотреть, то увидели, что змея заползает в его денник. Схватив палку, я бросилась туда. Но реакция Мазана была лучше: ударом копыта он уже убил змею. Мне удалось найти с ним общий язык, но остальным общаться с ним было трудно. Поэтому в конюшне зоопарка любители этой породы мечтали вырастить ахалтекинца из жеребенка сами. Наконец у нас появилась такая возможность. В 1994 году в нашей конюшне появился жеребенок. Звали нового питомца Гюнарли. Даже не зная туркменского языка, можно было догадаться, что в переводе его имя означает «солнечный зайчик», так как он имел яркую золотистую масть и очень маленькое черное пятнышко на правой щеке, как от солнечного загара. С первых же дней Гюнарли вел себя как настоящий ахалтекинец, не скрывая свой ум и нрав, не терпел грубости, но ценил ласку и понимание его лошадиных проблем. Он всему учился быстро и охотно. Не успел Гюнарли достичь лошадиного совершеннолетия, позволяющего ему стать настоящей верховой лошадью, как он уже радовал всех своими талантами. Ему доставляло удовольствие подавать людям упавшие щетки, платки, перчатки и другие предметы. Он научился отвечать на вопросы, махая головой - либо «да», либо «нет». Он очень рано научился «целоваться» в ответ на ласковое слово или лакомство. С годами багаж его умений увеличился и продолжает расти до сих пор. Сейчас это уже настоящий артист, который может очень красиво поклониться и стать на тумбу, нести в зубах ведро с овощами, «смеяться» и показывать язык, если есть желание кого-нибудь подразнить, взяв в зубы фломастер, расписаться на поданном ему листе бумаги. Так сбылась мечта сотрудников конюшни. Им удалось вырастить самого настоящего ахалтекинского жеребца, не только умного, красивого, доброго, но и верного. Однажды в поле, на полном скаку, Гюнарли поскользнулся и упал вместе с всадником. Он вскочил раньше и оказался абсолютно свободным в чистом поле. Пробежав в растерянности некоторое расстояние, жеребец услышал как его зовут, и радостно заржав, вернулся к человеку, не оставив его, как самый настоящий преданный друг.

Есть в конюшне зоопарка лошади арабской породы. Это одна из самых неприхотливых и выносливых пород лошадей в мире. Портрет их запоминающийся: широкий выпуклый лоб, глаза очень большие с длинными, густыми, опущенными вниз ресницами, просто прекрасны. Рот сильно отличается от рта лошадей других пород: между верхней губой и ноздрями имеется впадина. Верхняя губа заострена и выступает над нижней. Арабская лошадь может двигать ею как хоботом. Ноздри арабской лошади большие и глубокие. От волнения они, наливаясь кровью, заметно выступают вперед. Крылья носа тонкие, и во время песчаных бурь плотно закрывают ноздри. Сухая голова, благородно изогнутая лебяжья шея, высоко поставленный хвост, прекрасные движения на всех аллюрах достойны восхищения. При всей возбудимости чистокровных лошадей они всегда добронравны, послушны и не агрессивны. В Московский зоопарк арабские лошади были завезены в 2-хлетнем возрасте. Красно-серый жеребец Арк, правнук знаменитого Ибн Самхана, и гнедая кобыла Белла, внучка знаменитого серого жеребца красавца Асуана, которого подарил Гамаль Абдель Насер Никите Сергеевичу Хрущеву. Сейчас им уже более 20 лет, но они все также прекрасны, очаровательны и энергичны. Арк стал серебристым конем, с удовольствием выполняющим все элементы высшей школы верховой езды. На Беллу, как две капли воды похожи две её дочери - Бемпи и Богема. Часто гости зоопарка из других стран, в том числе из Египта и Саудовской Аравии, понимающие толк в арабских лошадях, просят продать кобыл на племя, так они хороши. Ни одно костюмированное праздничное представление в зоопарке не обходится без участия арабских лошадей. Вальсирующие и гарцующие под музыку, они великолепны, с огромными горящими бархатными глазами, раздутыми ноздрями, прекрасно выезженные. Это зрелище всегда собирает много благодарных зрителей.

Особо хочется отметить еще одну интересную породу, недавнее наше приобретение: американская миниатюрная лошадь – жеребчик игреневой масти высотой 70 см. Американская миниатюрная лошадь разводилась как домашний любимец, как работник для шахт, для выставок, а также как королевский подарок.
Размер мини-лошади не больше крупной собаки. Американская Миниатюрная Лошадь - это миниатюрная версия правильно сбалансированной верховой лошади. По типу и экстерьеру она может выглядеть как миниатюрная копия любой известной породы. Допускаются все виды мастей. Характер интеллигентный, добронравный и жаждущий контакта - компаньон человека любого возраста.
Она хоть и очень мала, но чрезвычайно универсальна и превосходит другие породы в разнообразии дисциплин, включая драйвинг, высшую школу (выездка), скачки, конкура, кроссы.

Волею судьбы лошади в зоопарке вынуждены ежедневно встречаться с хищниками. Дорога длиной около 1 км от конюшни до места их работы — круга катания — проходит вдоль вольер с хищниками. На «трассе» постоянно происходят разного рода приключения. То гепард гигантскими прыжками начинает преследовать проходящих мимо пони; то вставшая на дыбы белая медведица активно втягивает ноздрями воздух, «прицениваясь» к потенциальной жертве; или же устраивает засаду тигр, спрятавшись за большим бревном - так, что видны только рыжие глаза и уши, да нервно подёргивающийся кончик хвоста.
Лошади-новички пугаются хищников, но вскоре успокаиваются, понимая, что настоящей угрозы их жизни нет. Во время реконструкции зоопарка нам приходилось выводить лошадей на день в леваду, расположенную метрах в ста от конюшни. Каждое утро мы проводили лошадей по проходу между забором и бытовками строителей. Однажды летним утром я возглавляла шествие, толкая впереди себя тележку, нагруженную сочной травой для лошадей. И вдруг на дороге, в каких-то 20 метрах от нас, во всей своей красе появился гепард. Мы замерли, лихорадочно соображая, что же делать. Развернуться и бежать - спровоцируешь атаку. Продолжать стоять - понапрасну испытывать судьбу. Гепард, глядя на нас, тоже замер. Лошади же стояли спокойно, они каждый день видели за сеткой «охотящегося» на них гепарда и привыкли к нему. Я сказала ребятам, чтобы они спокойно развернулись и медленно пошли обратно. А как только скроются за поворотом — бегом на конюшню. Сама же, выставив вперёд тележку, пошла на гепарда, стараясь преградить ею свободный проход. Гепард сделал несколько попыток прорваться за лошадьми, бросаясь то влево, то вправо, но каждый раз натыкался на мою тележку с травой. Я прекрасно понимала эфемерность этой преграды, но ничего лучшего всё равно не было. Где же люди, где помощь?
Лошади к тому времени успели скрыться за поворотом, был слышен лишь их быстрый удаляющийся топот. Вдруг рядом со мной открылась дверь бытовки, и на пороге показались трое строителей. Но стоило им завидеть гепарда, как они в ту же секунду ретировались, плотно захлопнув за собой дверь. Трудно сказать, сколько ещё могло длиться наше противостояние. К счастью, вскоре появились сотрудники отдела, в котором содержался хищник, и я с облегчением вздохнула. Гепард был водворён на место, а высоту ограды в его вольере сразу увеличили на метр, сделав её четырёхметровой.
О конюшне и её обитателях можно вспомнить ещё немало интересных историй. Одно можно сказать точно — с лошадьми не соскучишься!

автор Т.А. Архипова