Экспедиция в Намибию

Экспедиция в места обитания антилопы импала. Намибия, май 2015 г.

Африканские животные содержатся в зоопарках по всему миру и во многих из них успешно размножаются. Однако зоопарковская наука не стоит на месте и ставит перед собой все новые цели. Какие стратегии размножения используют животные в дикой природе, и какие из них можно или нельзя применять в неволе? Весь ли свой поведенческий репертуар животные проявляют в зоопарке? Что нужно сделать для того, чтобы они не стояли молчаливыми статистами наподобие восковых фигур? Какова естественная структура групп копытных во время гона? Что можно предложить животным в неволе для обогащения их ограниченной среды обитания и тем самым сделать их поведение более разнообразным и интересным для посетителей? Как насчет звуков, запахов, песчаных бань, земли, которую можно подбрасывать рогами, кустов и прутиков, которые можно метить предглазничной железой, пучков веток, размещенных так, что до них надо дотягиваться, встав на задние ноги, лужи, в которой так здорово лежать в жару…
Эта всякая всячина, которая делает такой увлекательной жизнь животных в природе, на удивление может быть предоставлена животным даже в небольших вольерах в неволе. Но для этого нужно очень хорошо знать биологию животных, и как именно можно разнообразить их жизнь. Наблюдать в природе, записывать звуки и поведение, анализировать литературу, сравнивать с другими видами, работать в контакте со специалистами из самых разных областей. Все это задачи науки в зоопарках.

1. Самец антилопы импала.
Знаний о репродуктивном поведении антилопы импала очень мало. Есть лишь скудная информация о том, что в период гона самцы антилопы импала конкурируют за самок, проявляя экспрессивное двигательное и вокальное поведение. Такое поведение можно лишь изредка наблюдать в зоопарках.

Фото-01_3779.jpg

2. Панорама намибийской равнины
Чтобы исследовать естественное гонное поведение самцов импала, мы отправились в центральную Намибию. Это плоскогорье, приподнятое на 1500 м над уровнем моря, с торчащими тут и там невысокими скалами. Равнины покрыты саванной, однако ближе к скалам деревья сменяются сплошными колючими кустарниками — африканским бушем. Большую часть центральной Намибии сейчас занимают частные скотоводческие фермы — ранчо.

Фото-02_1284.jpg

3. Сафари-ферма
Однако в последние десятилетия некоторые владельцы вместо коров стали держать диких африканских копытных, огородив свои фермы высокими заборами и создав сафари-фермы и частные заповедники. Вслед за копытными пришли крупные хищники — гепард, леопард и бурая гиена, поскольку, в отличие от скотоводческих ферм, здесь их не преследуют охотники.

Фото-03_1119.jpg

4. База Института биологии зоопарковских и диких животных (IZW-Berlin) на ферме Окамбара.
Мы работали на сафари-ферме Окамбара на стационаре немецкого Института биологии зоопарковских и диких животных (IZW-Berlin). Этот стационар институт арендовал у владельца фермы прежде всего для исследований гепардов и других крупных хищников, населяющих сельскохозяйственные и сафари-фермы Намибии. Эти хищники охотятся в том числе и на антилоп импала, которых на ферму завезли в числе пятидесяти штук двадцать пять лет назад. Теперь здесь около восьмисот импала.

Фото-04_0040.jpg

5. Оборудование для ловли крупных хищных животных.
Гепардов, леопардов и бурых гиен отлавливают огромными живоловками, оснащенными фотоэлементами (на фото они справа). Перевозить их на машине можно только по одной. Поймав животное, такая ловушка тут же отсылает исследователям смс-сообщение и фото пойманного животного. Если это гепард, леопард или бурая гиена, ученые немедленно выезжают на место, берут биопробы и метят хищников радиоэлектронным ошейником. Если же это, скажем, бородавочник или чепрачный шакал — то звонят владельцу фермы и просят просто выпустить ненужного зверя.

Фото-05_1229.jpg

6. Самолет на аэродроме малой авиации.
Самолет арендуют для отслеживания гепардов, леопардов и гиен. Раз в неделю на этом самолете кто-нибудь из ученых в течение 6 часов совершает облет, чтобы проследить с помощью радиотрекинга перемещения помеченных ошейниками крупных хищников. Эта методика помогла установить, что гепарды в Намибии имеют намного более обширные охотничьи территории, чем считалось ранее.

Фото-06_4786.jpg

7. Установка сонгметра в неиспользуемых ловушках для детенышей гепарда.
Импала — обитатели густого предгорного буша, которые кричат в густом кустарнике. Увидеть их непросто, поэтому в арсенале наших методов важное место занимают приборы для автоматической звукозаписи (сонгметры), которые работают автономно без присутствия исследователей по заданной программе. Сначала мы программировали эти приборы для записи только на утро и вечер, но по мере нарастания гонной активности самцы стали кричать почти круглые сутки, и мы соответственно увеличили время записи. Причина, по которой сонгметры приходится прятать в клетки — это павианы, которые способны в два счета развинтить любой прибор, до которого дотянутся их шаловливые лапы.

Фото-07_0071.jpg

8. Павианы на скале.
Стада павианов держатся в местах перехода скальных выходов в кустарниковую равнину. В тех же местах проходит массовый гон импала, поэтому угроза от павианов для приборов присутствует постоянно.

Фото-08_2315.jpg

9. Сонгметр, поврежденный павианами.
Вот этот сонгметр был установлен открыто, и павианы сумели перекосить и порвать крепеж, сорвать ветрозащиты с микрофонов, сломать и открутить один из них. Этот прибор прежде уже пережил суровую зиму, потоп, а затем и пожар в сибирской тайге, — и вот, подвергся нападению павианов в Африке. Однако сделан прибор прочно, и его, к счастью, удалось восстановить, заменив только микрофон.

Фото-09_2351.jpg

10. Помещение сонгметра в клетку.
Чтобы избежать повреждения сонгметра павианами, годятся любые подручные средства.

Фото-10_0144.jpg

11. Слоны переходят дорогу.
На ферме Окамбара обитает стадо африканских слонов: самец, несколько слоних и двое слонят. Обычно слоны ведут себя мирно, однако лучше остановить машину и переждать, пока они не удалятся на приличное расстояние. Слоны проводят почти все время, поедая ветки с кустов и деревьев, даже по ночам. Они такие большие, что им необходимо очень много пищи для поддержания энергетического баланса. Именно поэтому они никогда не поднимаются высоко вверх по склонам холмов — слишком большой расход энергии.

Фото-11_1208.jpg

12. Носороги
Также на ферме живет группа белых носорогов из самца, трех самок и детеныша. Слоны и носороги специально куплены владельцем фермы для привлечения туристов. И именно они больше всех вредят ферме. Слоны ломают деревья, портят водяные насосы и накопители для воды, а носороги почему-то особенно не любят деревянные столбы линий электропередач.

Фото-12_1440.jpg

13. Носороги
Слоны и носороги представляют самую большую опасность для человека на этой ферме. Спрятаться негде, на дерево залезть невозможно — самые высокие не превышают 5 метров и все покрыты колючками. Слоны ходят бесшумно и не видны в кустарнике даже с 50 метров.

Фото-13_4672.jpg

14. Слоновая инспекция
Единственная защита — автомобиль, который туристам запрещено покидать. Поэтому при любом выходе из автомобиля на наблюдения мы проводим слоновую инспекцию — залезаем на крышу и осматриваем окрестности.

Фото-14_0236.jpg

15. Самец импала.
Импала держатся вдоль невысокого горного хребта, тянущегося вдоль всей фермы на расстоянии десятка километров. В скалы они, как и слоны, не поднимаются, но и на равнине практически не встречаются. Сейчас, в начале мая, гон только начинается. Самцы начинают занимать территории и кричать гонные крики, которые адресованы как самкам, так и самцам-соперникам. Май здесь это начало осени, поэтому ночи и утра еще довольно теплые, температура не опускается ниже 10 градусов по Цельсию.

Фото-15_3409.jpg

16. Чепрачный шакал.
Это самый обычный хищник на ферме. Как правило, шакалы не бегают стаей, а встречаются поодиночке. Но перед выходом на вечернюю охоту всегда громко поют хором на бегу.

Фото-16_2798.jpg

17. Жирафа.
Африканский буш — это густой колючий кустарник. Деревьев здесь немного, и они невысокие. В этих условиях такая длинная шея жирафе не особенно и нужна.

Фото-17_1678.jpg

18. Антилопа стинбок.
Это маленькая равнинная антилопа. Рожки есть только у самца.

Фото-18_1193.jpg

19. Скальные антилопы — клипшпрингеры.
Скальная антилопа стоит на кончиках копыт как на мысочках. Эти антилопы живут парами на скалах. Стоящий клипшпрингер практически полностью сливается с фоном. Мы обнаружили их только потому, что засидка для наблюдения была установлена прямо под семейной территорией этих антилоп. Что вызвало у них многочасовое окрикивание человека. Надо ли говорить, что в это утро импалы и близко не подходили к засидке.

Фото-19_1262.jpg

20. Исследователь в засидке.
Для того чтобы сделать хорошие видеоклипы кричащих гонных самцов импала, необходимо приезжать на место наблюдений еще ночью и сидеть практически неподвижно в течение многих часов. Импала очень осторожны, и выходят на открытые пространства только в немногих местах. Нам понадобилось много времени для того, чтобы обнаружить места, пригодные для съемки видео. До этого мы две недели довольствовались записями звуков из кустов, и только изредка видели в кустах промелькнувший рыжий силуэт импала.

Фото-20_3861.jpg

21. Голова самки куду над кустами.
Самые бдительные из антилоп — это самки куду. Даже импала могут не заметить наблюдателя, а самка куду точно заметит и даст знать об этом всем зверям и птицам громкими тревожными лаями.

Фото-21_1450.jpg

22. Самец куду.
А вот самец куду никогда не станет окрикивать наблюдателя. Антилопы куду всегда обитали в этих местах, в отличие от некоторых завозных видов антилоп.

Фото-22_1512.jpg

23. Бородавочник.
Еще один абориген здешних мест — бородавочник. Своими клыками бородавочники роют довольно глубокие норы, куда может провалиться даже автомобиль.

Фото-23_0222.jpg

24. Самка и самец импала.
У импала присутствует половой диморфизм: рога имеют только самцы, а самки безрогие.

Фото-24_1555.jpg

25. Самка импала пасется.
Из всех копытных только у импала на ногах сзади есть жесткие темные щетки из шерсти. Их назначение неизвестно.

Фото-25_0984.jpg

26. Самец импала со сломанным рогом.
В жарких битвах с другими самцами во время гона самцы импала часто ломают рога и получают раны. Такие самцы, если они сильные, все равно способны удерживать гаремы самок и защищать их от других самцов.

Фото-26_1026.jpg

27. Черные антилопы.
Эти животные с рогами в виде сабли хорошо прижились и размножаются во многих зоопарках, в том числе и в Московском, несмотря на климат, который сильно отличается от их естественных местообитаний. Эти антилопы очень молчаливы.

Фото-27_0098.jpg

28. Белохвостый гну.
В отличие от них, этот старый самец белохвостого гну кричит каждый вечер. Он не боится людей и позирует для туристов, позволяя фотографировать себя с близкой дистанции.

Фото-28_2184.jpg

29. Самец куду у водопоя.
Сейчас сухой сезон и естественных водоемов нет. Вся вода, накопившаяся с влажного сезона (ноябрь—март) высохла. Поэтому заботиться о водоемах для животных приходится людям. Водопои, как правило, это просто большие углубления, естественные или вырытые, вода в которые накачивается с помощью насоса. Раньше на ферме держали (да и сейчас держат) крупный рогатый скот и водопои сохранились с тех времен.

Фото-29_3617.jpg

30. Самка куду.
Самки куду очень любопытны и очень осторожны.

Фото-30_3178.jpg

31. Старый ветряк.
Прежде насосы работали от ветряков, поскольку ветра здесь сильные, а по утрам во время гона импала и очень холодные, в чем мы убедились в полной мере.

Фото-31_2156.jpg

32. Водяные цистерны.
Современные водяные насосы работают от солнечных батарей. Высота над уровнем моря здесь составляет полтора километра даже на равнинном плато, а горы еще повыше метров на триста-пятьсот. Поэтому солнечная радиация очень высокая. Проблема — если, заполняя бассейн для животных, до трех часов дня забыть переключить воду на дом, где живут люди, то цистерны полностью опустошаться и воды уже не будет до следующего дня, пока солнце не станет пригревать как следует и солнечная батарея не включит насос.

Фото-32_4740.jpg

33. Водяное перемирие — самцы импала пьют воду.
Водопои всегда расположены на открытых местах, где удобно вести видеосъемку поведения импала. Хотя гон сейчас в самом разгаре, самцы позволяют соперникам напиться. Самые сильные из них занимают участки на подступах к водоемам и поджидают приходящих пить воду самок.

Фото-33_3490.jpg

34. Группа самок, идущих к водопою.
Самки в сезон гона часто ходят группами, от двух-трех до примерно двадцати.

Фото-34_1536.jpg

35. Самка с детенышем-самцом прошлого года.
Детеныш прошлого года может ходить вместе с матерью.

Фото-35_0976.jpg

36. Гонный самец в угрожающей позе.
Угрожая, самец наклоняет голову, показывая настоящему или воображаемому сопернику свои великолепные лировидные рога.

Фото-36_1582.jpg

37. Гарем импала.
Некоторые гонные самцы вместо того, чтобы охранять участки на подступах к водопоям, формируют гарем из нескольких самок и ходят вместе с ними, охраняя их от других самцов.

Фото-37_1594.jpg

38. Бык.
Для того чтобы получить крупный рогатый скот, который мог бы без проблем жить в условиях сухой жаркой полупустыни Намибии, производителей свозили из самых разных областей. Этот бык, возможно, происходит от браминской породы скота.

Фото-38_0139.jpg

39. Корова.
Предки этой коровы с большими рогами, возможно, происходят из Индии. Однако встречаются и коровы альпийской породы, и самые разнообразные смеси.

Фото-39_4043.jpg

40. Стадо коров.
Коровы первыми бегут к водоему, когда его начинают наполнять, на шум насоса. Потом уже приходят и разные дикие животные.

Фото-40_2323.jpg

41. Стадо голубых или чернохвостых, гну.
Коровы уходят, и появляется стадо голубых гну.

Фото-41_2289.jpg

42. Голубые гну в золотой пыли.
Напившись воды, оставшейся после коров, гну начинают играть, поднимая клубы золотистой пыли, в которой их становится едва видно.

Фото-42_2292.jpg

43. Голубые гну лижут соляной камень.
Многие копытные на фермах испытывают серьезный дефицит минеральных веществ. Для этого им дают соль в виде больших глыб промышленного производства. Нам приходилось также наблюдать, как импала в определенных местах лижут землю и натуральные камни, собираясь в местах выходов минералов по многу десятков животных. Возможно, импала нужны и другие микроэлементы помимо обычной поваренной соли.

Фото-43_2305.jpg

44. Самец антилопы спрингбок.
Как и импала, спрингбоки знамениты своими вертикальными прыжками на фантастическую высоту в несколько метров. При виде людей они, как правило, немедленно убегают, так что сфотографировать животное так близко — это удача.

Фото-44_2499.jpg

45. Горная зебра.
На ферме водятся два вида зебр, горная и равнинная. Понять, что это горная зебра, можно по ее раскраске, поскольку у равнинной между черными и белыми встречаются также и коричневые полоски, а у горной их нет.

Фото-45_3538.jpg

46. Антилопа орикс.
Орикс знаменит своими огромными прямыми рогами, которые они используют для ритуальных боев во время гона.

Фото-46_4097.jpg

47. Цесарки.
Цесарки каждое утро совершают подвиг — они спрыгивают с дерева, на котором ночуют, и гуськом друг за другом бегом пересекают открытое пространство, чтобы попасть в кустарник, где будут кормиться. При выборе места для засидки для наблюдений за импала приходится быть внимательным, чтобы в темноте ненароком не усесться под деревом, на котором ночуют цесарки. Иначе они поднимут такой гам, что выдадут наблюдателя всем животным на километр в округе, и в результате все утро наблюдений будет испорчено.

Фото-47_3469.jpg

48. Красноклювый франколин
Другая очень обычная птица, передвигающаяся по земле пешком — это красноклювый франколин. Эти птицы не настолько крикливы и суматошны, как цесарки и поэтому менее «опасны» для наблюдателя, сидящего в засидке.

Фото-48_2073.jpg

49. Капская горлица.
Хуже капских горлиц для сбора акустических записей от импала трудно что-нибудь придумать, разве только ветер. Но ветер дует и затем прекращается. Цесарки кричат и затем улетают или убегают. А капские горлицы, уж если начали, будут ворковать и ворковать. И днем, и утром, и вечером и ночью. Диапазон частот их криков тот же, что у импала, и кричат они даже громче чем импала, поэтому их крики из записей не удалить никак. Это мешает записывать звуки как с рук при помощи микрофона, так и с помощью сонгметров без присутствия человека.

Фото-49_2524.jpg

50. Жеребец домашней лошади.
Из млекопитающих сильнее всего могут помешать лошади, которые разгуливают свободно небольшими табунками. Если они обнаружат наблюдателя, то в этот день наблюдения считай закончены. Лошади не уйдут, а будут всячески показывать свое недовольство, переступать с ноги на ногу, фыркать, ходить вокруг человека, пристально вглядываясь, или наоборот, надолго замрут на месте, демонстрируя показной испуг, притом, что на самом деле людей совсем не боятся.

Фото-50_1358.jpg

51. Краснобрюхий сорокопут.
Это ярко окрашенная птица — родственник нашего серого сорокопута. От этих маленьких птичек нет никакого беспокойства. Они даже развлекают во время наблюдений, если импала уж слишком долго не показываются на глаза.

Фото-51_1516.jpg

52. Южноафриканский суслик.
Южноафриканские суслики активны утром и вечером, и тоже скрашивают время ожидания импала.

Фото-52_1897.jpg

53. Измерения самца импала.
Чтобы избежать перевыпаса, деградации местообитаний и последующей массовой гибели животных из-за их слишком большого количества, часть из них отстреливают на мясо, которое используют на еду для туристов, приезжающих на ферму для экскурсий или трофейной охоты. При приготовлении трофеев вокальный аппарат и ткани головы повреждаются очень сильно и не могут быть использованы в научных целях. Но этот самец со сломанным рогом для трофея не подходит, так что хозяева фермы разрешили нам взять для исследований голову и шею. Уцелевший в сражениях рог измеряем, для того чтобы знать его длину у взрослого самца. Затем рога будут спилены чтобы не мешать детальной анатомической препаровке, которая продлится четыре дня. Это считается быстрой препаровкой. Нормальная длится месяц и проводится на препарате, погруженном в ледяную воду. Холодная вода хороша для препарата, который так лучше сохраняется, и для исследователя для поддержки его энтузиазма. В воде будут сделаны дальнейшие препаровки импала, доставленных в Берлин из зоопарков Европы, где эти животные умерли от естественных причин.

Фото-53_4472.jpg

54. Начало анатомической препаровки.
Предстоит послойно отпрепарировать и измерить многочисленные мышцы головы и шеи, а также исследовать хрящи вокального аппарата и голосовые связки, ответственные за гонные звуки у импала. Все измерения заносятся в подробный протокол в компьютер, а все последовательные стадии препаровки документируются на два фотоаппарата, чтобы данные были продублированы на случай повреждения одной из карточек-накопителей. И для препаровки и для фотодокументации очень важен естественный свет, поэтом встаем еще затемно, с тем, чтобы использовать весь световой день, с рассвета и до заката.

Фото-54_1739.jpg

55. Исследователь за компьютером.
Работа на компьютере, или «камералка» на научном жаргоне, — это важнейшая составляющая исследования. В разгар гона импала кричат почти круглосуточно. Стационарные приборы, работающие автоматически в отсутствие исследователя (сонгметры и фотоловушки) каждый день дают огромные массивы записей, которые необходимо систематизировать и оценить по качеству, чтобы в случае необходимости изменить настройки или режимы. Нужно также снять копию, поскольку потерять единственный экземпляр уникальной записи — это верх непрофессионализма. «Камералка» занимает почти все свободное от наблюдений время, так что хроническое недосыпание в экспедиции — это практически неизбежное зло. Но то ли еще будет — ведь это всего лишь предварительная разборка! На акустический анализ данных понадобится еще гораздо больше времени, не говоря уже об их статистической обработке, написании статей и их публикации.

Фото-55_0797.jpg

56. Последний вечер.
Утром следующего дня мы уезжаем. Счастливо, Африка! Гон у импала был хороший, поэтому детенышей должно быть много. Через 6–7 месяцев постараемся приехать вновь для записи звуков самок и детенышей импала.

Фото-56_2343.jpg

Участники экспедиции: Володин И.А, Володина Е.В., Фрай Р. 
Поддержано грантами Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ, грант 15-04-06241) и Российского научного фонда (РНФ, грант 14-14-00237).