Психологическая реабилитация детеныша белого медведя

Статья из сборника «Научные исследования в зоологических парках», Выпуск 20, 2006
Московский зоологический парк

Психологическая реабилитация детеныша белого медведя с нарушениями формирования поведения

Известно, что слишком ранний отъем от матери детенышей млекопитающих может приводить к нарушению онтогенеза (формирования) видоспецифического поведения. Детеныши белых медведей в природе становятся самостоятельными лишь к двум годам, и формирование нормального поведения происходит в процессе взаимодействия с матерью в условиях адекватной внешней стимуляции, которая обеспечивается естественной средой.
31 января 2006 г. в карантинное отделение Московского зоопарка поступила самка белого медведя примерно годовалого возраста. Она была найдена в окрестностях поселка Биллингс, район Мыса Шмидта, и около месяца содержалась в неволе местными жителями. До 4 июля 2006 г. она находилась в ветеринарном отделе и занимала две смежные клетки с бассейнами, один из которых наполнялся водой.

Поведение молодого животного свидетельствовало о серьезном отставании в психическом развитии. С помощью системы видеослежения было установлено, что животное не спускается в наполненный бассейн и большую часть времени проводит в положении сидя или лежа, вылизывая себя в области живота. Предметы, помещенные в клетку (шина, небольшой кусок бревна, старые кожаные ботинки и пластиковые емкости: бочка, канистра, бутылки, подставки под уличный зонт, дорожный конус), которые обычно охотно используются белыми медведями разного возраста для игр, зверь игнорировал. Также не вызвала у него реакции живая рыба, запущенная в бассейн.
Сотрудницей отдела научных исследований И.П. Вощановой было проведено тестирование манипуляторных способностей медвежонка. Ему предлагались предметы различной фактуры и сложности (ветки, веревки из растительных волокон, бумажные пакеты, картонные коробки с кусочками пищи внутри и т.п.), часть из них - через решетку, чтобы спровоцировать отнимание предметов и вытягивание их из руки человека. Молодая медведица прекращала попытки завладеть интересующим ее предметом, как только чувствовала малейшее сопротивление.
В то же время, поведение животного было сильно ориентированно на человека: появление любого сотрудника вызывало звуки выпрашивания пищи. Кроме того, возникли серьезные проблемы с кормлением, так как медведица отказывалась от любых кормов из видового рациона, предпочитая всему сладкую пищу (например, мед) которую, по понятным соображениям, ограничивали.
Таким образом, результаты эмпирических наблюдений, накопленных в первый месяц обслуживания медведицы, а также видеонаблюдений и специального тестирования показали слабое развитие у нее манипуляторных и деструктивных способностей, что не характерно для нормально развивающихся детенышей белого медведя. Животное демонстрировало необычно низкую двигательную активность, практически полное отсутствие игрового и манипуляционного поведения и неадекватные пищевые предпочтения. Примененные способы обогащения среды не привели к нормализации поведения животного. Стала очевидной необходимость обучать медвежонка игровой и манипуляционной деятельности, а также приучать его к нормальному рациону. Для этого целесообразно было использовать повышенную заинтересованность медведицы в человеке.
Работу по реабилитации поведения медвежонка в течение 4-х месяцев проводил ведущий зоолог отдела млекопитающих И.В. Егоров, обслуживая его в качестве кипера: 5 раз в неделю он занимался с животным по 20-30 минут в день. Реабилитация проводилась одновременно по нескольким направлениям: 1) обучение манипулированию с предметами; 2) приучение к нормальному рациону и обучение разделыванию пищи; 3) купирование поведения выпрашивания. Занятия включали в себя видоизмененные рутинные процедуры обслуживания, специальные приемы кормления и обогащения среды, а также взаимодействие с животным через решетку.
Для привлечения внимание медвежонка к игрушкам меняли их месторасположение или ставили на путях его передвижения. Некоторые предметы в неустойчивом положении помещали на край бассейна так, чтобы их легко можно было столкнуть в воду, даже случайно задев. Сооружались также "баррикады" из предметов в тех местах, где медведица не могла их обойти. В течение длительного времени она не обращала внимания на предметы, избегала подходить к баррикадам или аккуратно их обходила. Чтобы показать пример того, как можно манипулировать предметами, "баррикады" на ее глазах демонстративно разрушали - человек пинал предметы ногами и гонял их по полу клетки.
Одновременно применяли специальные приемы кормления для приучения животного к нормальному рациону. Например, наливали кефир или яйцо в миску с предварительно помещенной на дно небольшой порцией меда или размазывали мед маленькими порциями по всей еде: рыбе, мясу, каше. Медвежонок, добираясь до меда, сначала выпивал кефир, или, слизывая мед, съедал немного рыбы. Для стимуляции кормодобывающего поведения применяли разные формы подачи корма, например, в ледяных блоках, на ветках бревна.
Периодически еду готовили непосредственно перед клеткой: снимали шкуру с тушки курицы или разделывали рыбу. Медведица всегда заинтересованно наблюдала за этим процессом, не выказывая признаков нетерпения.
Для купирования поведения выпрашивания применяли тактику отрицательного подкрепления: если во время взаимодействия через решетку медвежонок начинал издавать звуки выпрашивания, ему немедленно переставали давать кусочки еды и прекращали общение. Если в течение нескольких минут крики не прекращались, дверь отсека закрывали и уходили, больше в этот день не возвращаясь. Поведение выпрашивания очень медленно, но стабильно снижалось.
Во время обслуживания кипер постоянно разговаривал с медведицей. При уборке он не принуждал ее переходить в другой отсек, а при отказе переходить, предоставлял ей возможность выбора помещения.
Только спустя 2 месяца в поведении самки стали проявляться изменения, в частности она стала иногда сбрасывать в воду предметы, поставленные на край бассейна. Случайно упав в воду, медведица начала осваивать бассейн: плавать, исследовать пространство под водой, пытаться оторвать кафель со стенок бассейна и трогать предметы, находящиеся в воде. Этот период занял около месяца.
Освоение плавания и манипулирования предметами в воде послужило ключевым моментом – после этого (спустя 3 месяца после начала работы по реабилитации!) прогрессивные изменения в поведении медведицы стали происходить с принципиально большей скоростью и сразу по многим направлениям. Она стала двигать другие предметы, например, сбросила ботинки, простоявшие на подоконнике более двух месяцев, затащила в воду бревно, лежавшее в стороне от бассейна, начала играть с кефирными пластиковыми бутылками. Затем медведица стала доставать предметы из воды и перетаскивать их (например, перетащила конус во второй бассейн, перетаскивала бочку из клетки в клетку), стала играть с подставками, надевать бочку себе на голову. После того, как медведица стала брать пастью пластиковые игрушки и таскать их, она начала покусывать их края, а потом активно грызть. Затем она стала направлять деструктивные действия на другие предметы, например, разорвала ботинки и пыталась отрывать сетку на двери.
В этот период изменилось и кормовое поведение. Самка начала разбирать кучи еды и разделывать крупные куски, обгладывать мясо с костей, часть корма сбрасывать в воду. Жидкий корм она иногда разливала, аккуратно беря зубами миску за край, после чего относила ее в воду и использовала как игрушку.
Произошли изменения и в сфере взаимоотношений с кипером. В первое время медведица относилась к любому человеку исключительно как к источнику лакомства, иногда адресовала ему агрессию, например, пыталась поймать зубами руку. В последний месяц она стала выделять своего кипера среди других людей и реагировать на его голос, практически престала проявлять агрессию. Во время рутинных процедур самка внимательно наблюдала за его действиями и охотно переходила из клетки в клетку по призыву.

Таким образом, работа по реабилитации нормального поведения у молодой белой медведицы не давала никаких видимых результатов в течение первых двух месяцев. Первые признаки нормализации поведения были отмечены в течение третьего месяца, а, начиная с четвертого, это изменения стали происходить лавинообразно. Причем, отдельные поведенческие элементы складывались в сложные комплексы игрового, деструктивного, кормового и исследовательского поведения. Кроме того, сложились отношения взаимопонимания кипера с животным, которые позволяли человеку контролировать поведение медведя без снижения его психологического благополучия.
Наш опыт хорошо иллюстрирует сущность работы по обогащению среды обитания животных в зоопарках, которая не ограничивается только предоставлением игрушек. Медвежонок не реагировал на предметы, поскольку они не являлись для него адекватными стимулами, но воспринимал человека как значимый элемент среды. Кипер своим поведением акцентировал его внимание на важных параметрах предметов. В результате зверь стал воспринимать внешние стимулы, реагировать на них и активно осваивать среду своего обитания.
Необходимо отметить, что описанный метод может быть частью рутинных процедур по обслуживанию животного и не предполагает дополнительных временных затрат, однако, несомненно, требует от кипера специальной подготовки. В то же время, следует учитывать, что поведенческая реабилитация – это длительный процесс, и отсутствие быстрых результатов не является поводом для прекращения работы.

автор: И.В. Егоров, Е.С. Непринцева, О.Г. Ильченко