Купить билет на Новый год Новогодняя активность Параллельные миры

Параллельные миры

Представление о том, что мы – люди и животные – одинаково воспринимаем окружающий мир, закладывается в нас ещё с детства. В детских книжках животные – это те же люди, только мудрее или глупее, наивнее – «чище», и даже обучают на своём примере детей, как надо дружить, любить, работать. Масс-Медиа не дают усомниться в единстве воспринимаемого людьми и животными окружающего мира уже выросшим взрослым – немецкие туристы, поверив в это, выходят из машины, чтобы сфотографировать львят с близкого расстояния…, а подросток тянет руку к медведю в клетке в зоопарке, чтобы его погладить…, родители подносят маленьких детей к слону в цирке, вытягивая детскую ладошку с кусочком банана вперёд… или сажают своему ребёнку макаку на колени для того, чтобы получилась отличная фотография… Если животные – это те же «люди», смешные или благородные, от них и ожидаешь, что они воспринимают эти ситуации по-человечески, и вести себя будут также по-человечески – с благодарностью или с пониманием ответственности.

Ещё в 20-х годах XX века профессор Гамбургского Университета Якоб фон Юкскюль предложил новое понимание окружающей среды. Он назвал его “die Umwelt». Он доказывал, что каждый биологический вид живёт в своём особом мире, во многом недоступном для других видов. Из всего многообразия факторов окружающей среды каждое животное воспринимает лишь те, которые связаны с его жизнедеятельностью, соответствуют его органам движения, и таким образом, существуя в едином Физическом Мире, собственные миры разных видов могут не совпадать, а лишь пересекаются, иногда в крайне ограниченном диапазоне.

Классическим примером, который приводил ещё Я. Юкскюль, служит Umwelt- Окружающий Мир - собачьего клеща (они, наверняка, хорошо знакомы читателям, если у них есть собаки и кошки или они любят собирать грибы в подмосковных лесах). Оплодтворённая самка клеща воспринимает окружающий мир всего лишь через три узкие «дверцы» - различая светлое-тёмное, ощущая тепло и воспринимая запах пота – наличие масляной кислоты. Таким образом, мир собачьего клеща – это не радуга после дождя, не торжество солнечного дня или тревога надвигающейся бури – это всего три компоненты в восприятии окружения: свет-темнота, тепло-холод, наличие или отсутствие признаков масляной кислоты. Но наличия этих трёх компонентов вполне достаточно для того, чтобы род собачьих клещей мог процветать и активно распространяться, несмотря на активное противодействие человека (что мы сейчас и наблюдаем – клещи стали всё чаще и чаще попадаться уже в самом центре Москвы). Мир восприятия и доступные для животного действия образуют замкнутое единство, образуя характерный только для него Umwelt - Окружающий Мир. В Окружающем Мире иксодового клеща хорошо подогнанное друг к другу единство восприятия и действий почти безупречно обеспечивает выполнение самкой своей жизненной функции – найти собаку или человека, насытиться кровью и затем, найдя на поверхности почвы подходящее место, отложить яйца.

Не только обычному человеку, но и учёному, изучающему жизнь животных, часто трудно выделить те факторы окружающей среды, которые дают ключи к пониманию поведения животных тех или иных видов, потому что человеку трудно выйти за пределы собственного, воспринимаемого им мира. Ещё одним классическим примером являются летучие мыши – чтобы раскрыть секрет их ориентировки потребовалось 1,5 столетия исследований! Теперь-то мы почти все знаем, что летучие мыши генерируют и улавливают звуки, достигающие 100000 колебаний в секунду (тогда как человеческое ухо воспринимает 16000-20000 Гц). Зато летучих мышей хорошо слышат ночные бабочки. Сидя на крыльце на даче мы можем только лишь замечать стремительные танцы летучих мышей рядом с одиноко горящим фонарём или то, как они мелькают на фоне затухающего неба. В остальном мы почти не пересекаемся с миром животных этого вида. Вроде бы находимся в одном Физическом мире, но наши Воспринимаемые Миры почти не пересекаются.

Про летучих мышей слышали многие. Но вот свежий пример. Казалось бы, про слонов в наше время было известно почти всё. Но в конце XX века г. в ходе метеорологических исследований (заметьте – открытие сделали не биологи), обнаружилось, что Окружающий Мир (die Umwelt) слонов гораздо шире, чем предполагали люди: слоны интенсивно общаются друг с другом на частотах, которые ниже, чем может распознать человеческое ухо – призывные крики слонов нередко достигают частоты 15 Гц (человек распознаёт частоты не менее 20 герц). Первый период активного общения наступает за час до заката и длится около четырёх часов (!), второй продолжается два часа после рассвета – в это время дня создаются наиболее подходящие условия для передачи звуков низких частот. Но для нас важно другое – «переклички на дальние расстояния» объединяют слонов на площади, как считают учётные, минимум 290 квадратных километров. Позволяют ли они им обмениваться информацией о наличии воды и пищи, опасностях, а также находить половых партнёров – пока только гипотезы. Но открытие подобного общения наверняка повлияет на традиционные представления человека о жизни слонов, особенно об их социальной жизни.

В истории исследования поведения животных можно найти много примеров того, как недоучитывание специфических особенностей жизни изучаемого вида, особенностей его восприятия, специфики его двигательной сферы приводило к тому, что получали неправильные или искажённые результаты.

В 1913-1914 годах два выдающихся исследователя поведения животных К.Гесс и К. Фриш изучали способность пчёл различать цвета. Гесс выпускал пчёл в тёмном помещении, где они могли лететь к двум источникам света – кормушкам разного цвета и различной светлоты. Пчёлы в его экспериментах всегда летели к более светлой кормушке, игнорируя цвета. К.Гесс пришёл к выводу, что пчёлы различать цвета не могут. К. Фриш (будущий Нобелевский Лауреат) построил свой эксперимент по-другому. Его пчёлы выбирали кормушки на солнечном свету! Пчёлы безошибочно летели на подкрепляемые сладким сиропом жёлтые (или других цветов) квадратики, независимо от светлоты и насыщенности их окраски, оставляя без внимания ахроматические, т.е. белые, чёрные и серые метки. Тем самым способность пчёл к цветоощущению была доказана. Ошибка Гесса заключалась в том, что он ставил свои опыты в темноте. Попав днём в тёмное помещение, пчелы будут искать из него выход, что и объясняет то, что в его опытах они всегда устремлялись к более светлому отверстию, вне зависимости от цвета лучей, проходящих сквозь него. Кстати, пчела будет игнорировать цветовой компонент и в сфере защитного поведения. На этом примере хорошо видно, что Воспринимаемый пчелой Мир существенно меняется в зависимости от того, чем она занята!

Интересно, что громадное количество опытов в XX веке по изучению восприятия, мышления, памяти у многих животных были поставлены со зрительными стимулами – карточками в полосочку, кружочек, с разными количествами точек, разных цветов. Для нас – людей – как и для всех приматов - зрительный канал является ведущим, поэтому мы, не задумываясь, предлагали всем – крысам (в первую очередь), мышам, лошадям, собакам, кошкам, рыбам - визуальные стимулы. Человеку-исследователю понять, что таким образом мы ищем Себя в Них – понадобилось несколько сот лет. Человеку - далёкому от биологии – это зачастую непонятно и сейчас.

Не отдавая себе отчёта, что и как может воспринимать индивид в данной конкретной ситуации, мы неизбежно делаем ложные выводы. В одном из исследований было «доказано», что орангутаны не обучаются, наблюдая за конспецификами (особями своего вида). Эксперимент был простроен так, что самец орангутан наблюдал, как его сородич, гораздо более младшего возраста, подходил к игровому автомату и, последовательно нажимая на рычаг, вращая колесо и нажимая на кнопки, получал приз. Когда «наблюдателя» подвели к автомату, он ничего не смог сделать. В другом эксперименте позже было показано, что орангутаны прекрасно обучаются, подглядывая за своими конспецификами, даже крайне сложным навыкам (жестовому языку в нашем примере). Только в этом эксперименте процесс обучения был развёрнут: орангутан учился на глазах того, кто наблюдал за ним. Кроме того – наблюдатель был подчинённой, а исполнитель – доминирующей особью. Есть такая закономерность у обезьян - приматы-доминанты практически не обучаются у приматов-подчинённых, и наоборот: приматы-подчинённые много наблюдают и охотно подражают старшим и доминантным особям.

Успехи знаменитого попугая жако Алекса (он обучился называть предметы, их свойства, считать, сравнивать размеры, похожесть и много чему другому) вызваны тем, что его тренер, учёная Ирэн Пепперберг подошла к методике с точки зрения особенностей восприятия и обучения попугаев в природе. Попугаи, как незрелорождающиеся, обладающие довольно продолжительным «детством», интеллектуальные и живущие в сложных сообществах птицы, много учатся, наблюдая за своими сородичами и подражая им. И. Пепперберг, изучив неудачи предыдущих попыток обучить попугаев сложным навыкам, не стала дрессировать непосредственно самого Алекса, а посадила перед попугаем двух людей-тренеров – один показывал предмет, другой его называл, и если делал это правильно, получал приз. Важным отличием от предыдущих работ здесь было также и то, что призом служил сам предмет, который назывался правильно. Попугай Алекс был первым попугаем, который овладел «искусственным символическим языком».

Якоб фон Юкскююль ввёл своё понятие die Umwelt – Окружающий Мир – в начале XX века. Но именно XX век переполнен экспериментами, повторяющими схемы нашего собственного – человеческого - восприятия мира. Догадайтесь, про кого идёт речь: «Животное выпускали в длинный коридор Т-образного лабиринта, где ему предстояли два возможных пути – вправо и влево. Один из них вёл в тёмное помещение к пище, т.е. был связан с положительным подкреплением. На другом пути Животное наталкивалось на проволочки и получало удар электрическим током…. Исследователи установили, что животное может в большей или меньшей степени приобретать навыки». Правильный ответ в данном случае – дождевой червяк (а цитата приведена из книги известного зоопсихолога Яна Дембовского «Психология животных»). Но подставить можно было многих – начиная с одноклеточных парамеций.

Упоминание на лекциях по зоопсихологии электрического тока как способа познания окружающей нас жизни, неизменно вызывает у современных студентов досадливое гудение с оттенком превосходства и возмущения. Действительно, где вы видели дождевого червяка, встречающегося в своей жизни с проблемой электрических проволочек, перегораживающих путь в неправильные норки? И кого познаём мы в таких экспериментах – Себя или Их, живущих в «Параллельных Мирах»?

В современном мире способность приписывать другим своё видение мира приобрело ещё более изощрённые формы: мы не просто изучаем, мы активно защищаем и спасаем, организовываем и переделываем чужие Миры,– мы, люди, знаем как другим будет лучше.
Чувство Единства Мира переполняет нас, скрывая одну из своих обязательных сторон – разнообразие.

Автор Е. Федорович
Статья из журнала «Психология, идеи на каждый день», июль-август 2008