Купить билет на Новый год Новогодняя активность Обучение обезьян рисованию в Московском зоопарке

Обучение обезьян рисованию в Московском зоопарке

Рисование человекообразными обезьянами достаточно широко применяется в практике содержания этих животных в неволе как один из способов поведенческого и психологического обогащения условий жизни. Существует несколько способов организации совместной деятельности человека и обезьян при рисовании. Однако, насколько нам известно из содержания публикаций и устных рассказов сотрудников зоопарков, обычно эта деятельность проводится с животными индивидуально, причём при условии, что возможно свободное вхождение к ним в клетку. При разработке собственной методики обучения рисованию человекообразных обезьян, а именно содержащихся в Московском зоопарке орангутанов, мы исходили из следующих ограничений, накладываемых условиями содержания этих животных: 1. обезьяны содержатся в клетке парами (мать-дочь, самец и самка); 2. работа с животными может проводиться только через решётку клетки.

Рисунок Чапы

В качестве материала для рисования после опробования различных вариантов были выбраны цветные мелки, не токсичные для животных, а также листы твёрдой бумаги размером 20×15 см. Рисование проводилось с двумя парами орангутанов, содержащихся в Московском зоопарке. Самка Лича борнейского подвида, рожденная в Московском зоопарке в 1985 году и искусственно выкормленная; самец Бони, гибрид, рожден в зоопарке Бронсвилла в 1973 году, выкормлен искусственно; самка Чапа суматранского подвида, рожденная в зоопарке Дрездена в 1978 году, и ее дочь Чава, рожденная в 1994 году в зоопарке Дрездена.

На первом этапе работы снималась исследовательская реакция обезьян на предъявление мелков и бумаги. Для этого тренер показывал обезьяне, как он рисует мелком на бумаге, и после этого передавал этот же лист и мелок животному. Обезьяны большое внимание уделяли мелкам — рассматривали их, пробовали есть, чиркали ими стенки и пол клетки, иногда бумагу. Нередко они пробовали «на зуб» и листы бумаги, рвали их, водили ими по полу, пытались вплетать в прутья решётки.

На втором этапе возникла необходимость приучения животных возвращать лист бумаги и оставшегося после рисования мелка. Для этого за каждое возвращение, обязательно и бумаги и мелка, обезьяна вознаграждалась лакомством — например, частью грецкого ореха, либо сухофруктами. Вознаграждалось любое возвращение бумаги и мелка, даже если обезьяна не рисовала. Однако в том случае, если обезьяна не рисовала на бумаге, вознаграждение было менее привлекательным, например, это могли быть семечки подсолнуха. Если не применялось дифференцированного подкрепления, то процедура рисования тотчас же превращалась в быстрый обмен бумагой и мелками между обезьяной и человеком. Однако, «предпочитаемое» вознаграждение давалось независимо от того, сколько обезьяна рисует на листе бумаге — главное, чтобы она нанесла хоть небольшой штрих или точку.

Рисунок Личи

В обеих парах, с которыми велась работа, рисовали только взрослые самки. Самец после первичного обследования мелков и бумаги не проявил никакого интереса к манипуляции с ними, хотя и не отходил от решётки, пока рисовала самка. Для того, чтобы снять у него агрессию по отношению к самке вследствие конкуренции за общение с человеком, самца подкармливали каждый раз так же, как и самку, когда та приносили бумагу и мелок. В другой паре, с которой проводилось рисование, самка не допускала детёныша к рисованию, отбирая у него бумагу и мелок. Детёныш, если получал мелок, иногда чиркал им стены, пол, решётку клетки, однако это занятие длилось недолго — около 20-40 секунд, после чего интерес непосредственно к рисованию у него угасал. Всё внимание детёныша при этом было сосредоточено на деятельности матери и попытках «украсть» мелок и бумагу. Интересно, что постепенно у самки выработались способы «защиты» мелка и бумаги, иногда же она делилась мелом с детёнышем, откусывая кусок. За возвращения мелка детёныш также получал подкрепление. Рисование с обезьянами проводилось 2-3 дня в неделю и длилось около 20-30 минут с каждой парой обезьян. Угасание интереса обезьян к рисованию было связано не столько со временем, которое занимало занятие, сколько с количеством подходов животного за новым мелком и листом бумаги. В среднем обезьяны обменивали мелок и рисунок не более 8-10 раз, после чего начинали отдавать пустую бумагу, отказываясь рисовать на ней, либо кратко чиркали мелом по бумаге. Занятие тотчас прекращалось.

Интересно, что рисунки обеих самок сильно различались как цветовой гаммой, так и характером нанесения цветовых линий. Индивидуальны были также и «техники» рисования. Так, Чапа, зажав мелок между пальцами руки, наносила широкие, интенсивно закрашиваемые полосы, которые часто потом растирала обратной стороной кисти или языком. При этом она нередко внимательно рассматривала рисунок, приподнимая его рукой на уровень глаз и отдаляя на некоторое расстояние. Цветовая гамма рисунков этой самки чаще всего состояла из голубых, розовых, жёлтых и салатовых оттенков. Другая самка — Лича — обычно брала мелок в зубы, интенсивно размочив его до этого слюной, и губами, в которых был зажат размокший мелок, наносила цветовые пятна на бумагу. В процессе рисования она также периодически отдаляла рисунок рукой и рассматривала его. Лича предпочитала более яркие и «резкие» цвета — ярко-синий, ярко-красный, бордовый и т.п. Чапа всегда рисовала не отходя от решётки, садясь на подстеленную предварительно картонку и положив бумагу на пол, лист она придерживала свободной рукой. Как правило, Чапа при рисовании концентрировала всё внимание на этом процессе. После обмена мелков она продолжала рисовать на одной и той же стороне листа, бумагу переворачивала лишь в случае, если она была уже интенсивно закрашена. Другая же самка — Лича — относила бумагу и мелок от решётки, часто пробовала вначале мелок на полу и стенках клетки, во время рисования часто меняла позы и вертела головой, несколько раз во время рисования переворачивала рисунок, нанося линии с разных сторон.

Следует отметить, что орангутаны проявляли активный интерес к занятиям «рисованием», при появлении тренера сразу прерывали любую активность и спешили к нему. В дальнейшем они демонстрировали крайне дружелюбное отношение к тренеру, всегда активно подходили к нему, даже если процесс рисования не проводился. Навык рисования сохранился без изменений и после четырёхмесячного перерыва.

На наш взгляд, «рисование» с обезьянами может быть широко использовано как один из способов поведенческого, психологического обогащения условий содержания антропоидов в зоопарках. Кроме того, методика рисования может быть также использована для установления положительных, конструктивных отношений с человекообразными обезьянами, поскольку сам процесс рисования требует построения совместной деятельности, «сотрудничества» человека и обезьяны, а не просто одностороннего общения обезьяны с человеком или наоборот. Как показывает опыт, психологическое обогащение условий содержания животных в большинстве случаев строится именно на создании условий, требующих различного рода «сотрудничества» человека и животных, в ходе которого вырабатываются и соблюдаются определенные правила общения и совместной активности.

Предлагаемая нами методика по обучению обезьян рисованию, на наш взгляд, несложна и может быть применена практически при любых условиях содержания человекообразных обезьян в зоопарках, кроме того, что имеет немаловажное значение, она требует небольших материальных затрат.

Рисунок Чапы
Рисунок Личи